9. Почему «печатная машинка» вся в долгах, или Зачем делается кризис?

   Сегодня же гордость Уолл-стрит – инвестиционные банки практически перестали существовать. За год им пришлось признать потери, превосходящие их прибыли за последнюю четверть века. Только один этот пример лучше всякой критики отражает реальное положение дел.

В. В. Путин, Давос, Швейцария, 28.01.2009


   Представьте себе, что вам в жизни крупно «повезло»: в результате целой серии страшных преступлений у вас на кухне появился печатный станок, выдающий на-гора любое потребное количество денег. Но поскольку ваше «везение» – не результат слепого случая, а финал красивой и виртуозной работы, то вам удалось сделать самое главное – все вокруг готовы считать произведенные вами купюры самыми что ни на есть настоящими. То есть самыми лучшими, самыми надежными, самыми-самыми. Полиция, прокуратура, правозащитники, работники торговли, все готовы принимать в качестве оплаты продукцию вашего печатного станка. Никто из окружающих против этого ничего не имеет. Всех такая ситуация устраивает.
   Что вы делаете в такой ситуации? Правильно – день и ночь печатаете деньги. Что произойдет с вашим уровнем жизни? Он начнет расти огромными темпами. Вместе с вами начнут богатеть и жить лучше ваши родственники, близки и родные. Что потом? Затем волна благосостояния начнет расти и накроет ваших друзей и соседей. Вы сможете нанять персонал, водителей, охранников, бухгалтеров – их уровень жизни также начнет увеличиваться. Ваш печатный станок покроет любые расходы. Вы же ничем не сдерживаете свои аппетиты. Не надо иметь дома слитков золота, соответствующих количеству наштампованных вами купюр, не нужны никакие другие «золотовалютные запасы». Отпечатанные вами деньги и есть первоклассная валюта. На нее можно в любой момент купить и золото. Зачем же вам хранить у себя свои собственные бумажки? А прогресс идет дальше – вы уже не на бумаге деньги печатаете, а прямо выпускаете электронные деньги – карточки, банковские счета, – в таком виртуально-безнальном виде ваша продукция тоже востребована и повсюду принимаема. Зачем вам ее у себя хранить? Надо – включили компьютер и нарисовали сколько душе угодно.
   Что вы еще делаете? Подчиняете своей власти других людей. Покупаете их, даете в долг, выдаете кредиты. Ведь деньги для вас не имеют значения. Наоборот, ваша задача дать их так, чтобы их вам не вернули. Потери ваши в таком случае практически равны нулю: стоимость бумаги и краски или электричества на работу ноутбука. Зато нерадивый должник должен вам сумму денег. А раз не отдает, то вы забираете его имущество и подчиняете его своей воле. Именно так и действуют США. У руля ставится «правильный» политик, он размещает на своей территории «правильные» военные базы. И так от государства к государству.
   Вы можете все. Одного только не можете. Вы не можете оказаться должником.
   Почему же Соединенные Штаты Америки имеют самый большой государственный долг в мире? Как может печатающая деньги машинка оказаться в долгах?
   Это же невероятно! Чудо чудное…
   Но о причинах таких чудес поговорим во второй половине этой главы. Сейчас же на минутку отвлечемся от механизма организации самого кризиса и поговорим о не менее важной вещи – о его целях. Зачем нужен кризис его организаторам? Зачем они создали проблемы для всех живущих на нашей планете?
   Для тех, кто хорошо изучил историю возникновения и экономические последствия Великой депрессии, ответ на этот вопрос труда не составит.
   Первой важной задачей является банальная скупка наиболее важных мировых активов.
   И в первую очередь где? В России? Нет, в США. За один кризис, пусть даже такой, как Великая депрессия, все «прикупить» не удалось. В самой цитадели мировой демократии остались (и развились новые) оазисы независимого финансового благополучия. Правда, эти структуры уже не пытались перехватить денежный станок у банкиров-владельцев ФРС, но само их существование вносило определенные неудобства в плавное покорение нашего голубого шарика.
   С момента окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты выучили для себя один горький урок: вооруженной силой они не смогли решить ни одной геополитической задачи. Корея, Вьетнам, Камбоджа, Куба – список поражений американского «империализма» можно продолжать и дальше. Удивляться этому не стоит, удивления достойно совершенно другое: США сами начали новую эру в жизни человечества, окончательно отвязав экономическую и финансовую жизнь от «пут золотого стандарта». В новом мироустройстве именно деньги становились не только главным товаром, но и главным оружием. Осознав свою ошибку, американцы стали использовать в борьбе с СССР именно доллар. И в итоге именно доллар нас и победил.
   Экономическое оружие – страшная мощь. Невидимая и незаметная. Десятки банков, разные вывески, разные названия. И вдруг все они, словно по команде, начинают делать одно и то же. Например, выводить свои капиталы из какой-либо страны. Там ведь произошли «недемократические выборы», что в переводе на человеческий язык означает, что руководство этой страны отказалось плясать под американскую дудку. Не захотело отдать свои полезные ископаемые транснациональным корпорациям. Посмело отстаивать свои, а не «общечеловеческие» интересы.
   Для того чтобы обрушить целые экономики и обанкротить целые страны, необходимо, чтобы все, а не только некоторые денежные потоки, были вам подконтрольны. Нужно, чтобы под вывесками всех крупнейших банков скрывалась одна и та же финансовая структура, как под маской американских политических партий уже давно прячется одна и та же группа банкиров-хозяев ФРС. Мир изменился – сегодня не заводы, а банки являются главными целями борющихся за власть. Не телеграф и телефон, не мосты и почта, а банки!
   Где сосредоточены основные финансовые ресурсы мира? Не секрет, что в США. Именно там и готовятся главные приобретения. Вернее говоря, почти все они уже сделаны. Покупка американских банков была первым, что сделали организаторы кризиса. Но ведь разразившийся кризис в первую очередь ударил именно по банковской сфере? Именно банки чувствуют себя особенно плохо? Это верно. Банкирам сейчас не позавидуешь. Но ведь и во время Великой депрессии разорились не все инвесторы, а только те, кто не знал, когда начнется обвал. Так и многие банковские структуры с непонятной настойчивостью ИМЕННО В КРИЗИС принялись скупать конкурентов.
   В добрые докризисные времена крупнейшими инвестиционными банками Соединенных Штатов были: «Бир Стернс» (Bear Stearns), «Леман Бразерс» (Lehman Brothers), «Меррил Линч» (Merrill Lynch), «Морган Стэнли» (Morgan Stanley), «Голдман Сакс» (Goldman Sachs). Названия этих гигантов на слуху, их ежедневно упоминают во всех средствах массовой информации. Вы наверняка их знаете, обязательно их слышали.
   Но знаете ли вы, что с ними всеми УЖЕ СЛУЧИЛОСЬ?
   Начнем с очевидного утверждения. Если рушится многоквартирный дом, он одинаково заваливает всех жильцов. Квартиры всех лежат в руинах. Если все банки играют в инвестиционное казино, если все они перепродают друг другу деривативы и CDSы, если всех их ставит буквой «зю» положение FAS № 157 «Измерение по справедливой стоимости», то и положение всех их должно быть весьма похожим.
   А в жизни мы видим удивительное дело – одни банки спешно скупают «руины» других! Здесь важно отметить, кого покупают, не менее важно – кто покупает. Когда началась скупка, мы тоже легко можем догадаться: в первом квартале 2008 года, когда «Измерение по справедливой стоимости», словно торпеда, пустило на дно балансы самых мощных финансовых мастодонтов.
   Первым приказал долго жить банк «Бир Стернс». В марте 2008 года.
   «Федеральная резервная система США санкционировала приобретение одного из крупнейших американских инвестиционных банков „Бир Стернс", оказавшегося в кризисной ситуации, финансовой компанией „Джей Морган"».[214]
   Покупку совершает… банк «Джей Пи Морган». Создателя ФРС, организатора Великой депрессии. «Удивительное» совпадение?!
   Но дальше будет еще интереснее.
   «В свою очередь банк „Джей Пи Морган" сообщил, что приобретет „Бир Стернс" по фактически „бросовой" цене $2 за акцию. Еще в минувшую пятницу стоимость одной акции „Бир Стернс" на Уолл-стрит составляла $30».[215]
   Вот вам и кризис: крупного конкурента скупают в 15 раз дешевле. За одну неделю «Бир Стернс» так сильно «похудел». Не менее любопытны и подробности сделки. Все финансовые власти США «почему-то» подыгрывают банку Моргана.
   «В конце прошлой недели „Бир Стернс" признал, что испытывает кризис с ликвидностью. После этого ФРС согласилась оказать терпящему бедствие банку прямую финансовую помощь, что вызвало неоднозначную реакцию у специалистов. В защиту решения ФРС выступил в воскресенье в эфире ряда американских телеканалов министр финансов США Генри Полсон».[216]
   «Сделка будет поддержана Федеральной резервной системой США, которая гарантирует принадлежащие „Бир Стернс" активы на сумму $30 млрд. Напомним, что банк „Бир Стернс" оказался на грани банкротства в середине марта, когда кредиторы перестали предоставлять ему средства из-за опасений, что объем накопленных банком долгов слишком велик. Тогда „Джей Пи Морган" при поддержке ФРС предложил выкупить его акции».[217]
   «В марте „Бир Стернс" едва избежал банкротства и, получив кредит ФРС на $29 млрд, был за символическую цену куплен „Джей Пи Морган"».[218]
   Сначала „Бир Стернс" испытывает трудности, затем добрая и отзывчивая ФРС оказывает ему помощь. Дает кредит? Вовсе нет. Итогом помощи оказывается 15-кратное падение стоимости акций. Денег гибнущему банку не дали, а помогли советом – продаться «правильным» людям. И предложение было столь убедительным, что владельцы продали банк за копейки, вернее, за центы. Только после этого Федеральная резервная система дает „Бир Стернс" кредит в $29 млрд. Именно после продажи, а не до нее! Иначе банк бы не продался, получив кредитную поддержку. А так ФРС поддержала не старых владельцев банка, а новых, своих. То есть поддержала саму себя. Важную роль в этой истории играет и министр финансов США. Он, разумеется, полностью согласен с решением Федрезерва. А как иначе? Одна команда – одно дело делают.
   То же самое дело будет делать и новая вашингтонская команда. У руля встает Барак Обама. Министром финансов вместо бушевского Генри Полсона назначается Тимоти Гайтнер. «Выступая на пресс-конференции в Чикаго, Б. Обама отметил, что США „встретились с экономическим кризисом в исторической пропорциональности", и Т. Гайтнер, „обладающий несравнимым опытом, имеет возможность поразить мировой экономической кризис в самое сердце". Если кандидатура Т. Гайтнера будет одобрена сенатом США, он станет в администрации Б. Обамы главным лицом, ответственным за борьбу с мировым финансовым кризисом».[219]
   Кандидатуру одобрили. До этого Тимоти Гайтнер работал главой Федерального резервного банка Нью-Йорка (по 2003 год), то есть был одним из ведущих руководителей ФРС. Теперь он – министр финансов. Заметьте, высокопоставленный сотрудник Федрезерва становится министром финансов, а не наоборот. Это к вопросу, кто кого контролирует.
   К вопросу же о том, будет ли Обама бороться с кризисом, хочется добавить, что смена декораций в Белом доме ничего не изменит. Ведь Тимоти Гайтнер на своем прежнем посту в ФРС не только увеличивал вместе с коллегами процентную ставку в нужный момент, провоцируя в США кризис, но и приложил руку к банкротству другого мастодонта финансовой системы США – банка Lehman Brothers. Федеральная резервная система в лице именно господина Гайтнера отказала ему в помощи.[220]
   «Власти США, которые проявили невиданную щедрость при спасении других компаний (в частности, выделили $152 млрд мировому лидеру страхового рынка AIG), протянуть руку помощи Lehman не удосужились».[221]
   «В ночь на понедельник 15 сентября 2008 года Lehman Brothers обратился в суд с заявлением о банкротстве и просьбой о защите от кредиторов. Банкротиться будет холдинговая компания, долги которой составляют $613 млрд США».[222]
   Любопытная деталь: из всех крупных банков США обанкротился именно Lehman Brothers. Почему именно он? Потому что именно его владельцы отказались продавать свое детище за копейки. Хотя предложение они получили. И все от тех же ребят: «Представители трех крупных американских банков – „Сити Груп", „Бэнк оф Америка" и „Джей Пи Морган Чейс" – обсудили пути спасения Lehman Brothers».[223]
   Обсудили – значит предложили продать бизнес. Продать дешево, так же, как это сделали владельцы первой жертвы тотальной скупки – банка „Бир Стернc".
   «Некоторое время назад „Джей Пи Морган" уже купил один обанкротившийся инвестиционный банк „Бир Стернс". Однако в этой сделке были также задействованы средства Минфина США… В случае с Lehman Brothers министр финансов Генри Полсон отказался дать какие-либо гарантии».[224]
   Словно каталы в поезде, и ФРС и Минфин США играют в одну и ту же игру. Продаешь банк – тут тебе и средства Минфина, и поддержка ФРС. Не хочешь продавать – никаких гарантий ни от тех ни от других. Результат – банкротство.
   Учредители Lehman Brothers, как защитники Брестской крепости, предпочли смерть унижению плена. Их банк банкротится, что для организаторов кризиса тоже неплохо: чем хуже ситуация, тем дешевле активы и сговорчивее их владельцы. И вот мы уже читаем очередные новости:
   «Крупнейший розничный банк в США Bank of America отказался от варианта покупки стоящего на грани банкротства Lehman Brothers и переключил свое внимание на другую ведущую компанию Уолл-стрит – Merrill Lynch & Co».[225]
   Все по плану. Уже третий банк из пятерки поставлен в тяжелое положение. У его хозяев перед глазами два варианта: по-хорошему продать или по-плохому обанкротиться. Помогают сделать правильный выбор, как всегда, ФРС и Минфин США.
   «Как сообщили близкие к ситуации источники, представители Федеральной резервной системы США теперь настаивают на слиянии Bank of America и Merrill Lynch. Финансовые власти США опасаются, что вслед за вероятным банкротством Lehman Brothers панические настроения инвесторов настигнут именно Merrill Lynch, акции которого в настоящее время выглядят наиболее слабо…»[226]
   Хозяева банка выбирают почетную сдачу, а не героическое сопротивление: 15 сентября 2008 года сделка была подтверждена.
   «В финансовом мире произошла крупнейшая сделка. Bank of America[227] купил банк Merrill Lynch. В результате Merrill был спасен от банкротства, а покупатель стал самым влиятельным инвестиционным банком в мире».[228]
   Вот и ответ на вопрос, зачем все это нужно.
   Между делом, поглощая крупнейшие инвестиционные банки, устроители кризиса прибрали к рукам и крупнейшие ипотечные агентства.
   «Напомним, 7 сентября 2008 года министерство финансов США объявило о национализации ипотечных брокеров Fannie Мае и Freddie Mac[229]… Для дальнейшей судьбы Fannie Мае и Freddie Mac существует несколько сценариев. Согласно одному из них, оба ипотечных гиганта будут лишены прямой и косвенной поддержки государства, раздроблены на части и проданы в частные руки… Другим возможным вариантом решения может стать замена Fannie Мае и Freddie Mac на одну или две частные компании, которые будут покупать и секьюритизировать ипотеку с кредитными гарантиями правительства США. Такие компании будут управляться частным образом, однако за государством останется право регулировать их целевую норму доходности».[230]
   Я всегда думал, что национализация – это когда что-то переходит в собственность государства. Судя по событиям в «цитадели демократии», я глубоко заблуждался. Национализация – это когда частную компанию выкупает государство и… продает в другие частные руки. Или выкупает, а потом вместо них создает «одну или две частные компании», которые будут заниматься тем же самым, что и Fannie Мае и Freddie Mac. Раньше, в добрые патриархальные времена, если кто-то за государственный счет выкраивал себе компанию, это называлось «злоупотребление служебным положением» и каралось по всей строгости закона. А теперь – «национализация» …
   Воистину, приходится учиться буквально на ходу. А пока ребята из ФРС, ловко манипулируя не только терминами, но и целыми экономиками, ведут дело скупки дальше.
   Сентябрь 2008 года.
   «Американские власти закрыли один из крупнейших в США банков – Washington Mutual (WaMu). Его крах, спровоцированный волной изъятия депозитов и последовавшим за этим снижением рейтингов, стал крупнейшим в истории банковской системы США, передает „Рейтер". В тот же день часть операционных банковских активов Washington Mutual Inc приобрел американский банк J. P. Morgan Chase & C°. Inc. Сделка была завершена после получения одобрения со стороны федеральных регулирующих органов….»[231]
   Сценарий тот же: власти не помогают, а закрывают терпящее бедствие финансовое учреждение. Покупатель нам тоже знаком – банк J P. Morgan Chase. Есть и ответ на вопрос зачем: «Эта сделка позволит J. P. Morgan стать крупнейшим по размеру депозитов и вторым по величине активов банком в США».[232]
   Арифметика простая – ИХ банки становятся первым (Bank of America) и вторым банком в США (J. P. Morgan Chase) по величине активов. Можно не задавать неуместных вопросов, отчего именно эти банки так хорошо себя чувствуют, когда валится вся банковская система. Во время кризиса хорошо себя чувствуют его организаторы и еще некоторое количество случайных счастливчиков. Кто же они?.. Давайте вспомним список из трех банков, которые «обсуждали пути спасения» Lehman Brothers. To есть пытались его купить. Это Citigroup, Bank of America и J P. Morgan Chase.
   Эти «три богатыря» и есть банковские структуры организаторов кризиса.
   Двое последних уже кое-кого проглотили. Настало время и третьего «их» банка. Ведь именно Citigroup оказывается… третьим банком Америки по размеру активов![233]
   Но про историю с приобретениями «Ситигруп» мы поговорим чуть ниже. Она не только иллюстрирует всю картину скупки владельцами ФРС остатков «чужих» банковских структур, но, как ни странно, дает нам надежду… что у них задуманное не получится!
   Пока же посмотрим на «великолепную пятерку». Кто удержался на плаву из пяти крупнейших независимых инвестиционных банков США? Двое: Morgan Stanley и Goldman Sachs. Как же подчинили их? Но это было излишним. Название первого содержит фамилию Морган и тем самым показывает корни этой структуры. Это еще один отросток огромной империи Джона Пирпонта Моргана. С банком «Голдман Сакс» все тоже весьма любопытно переплетено. Оказывается, министр финансов США, который «активно боролся с кризисом» в последнее время правления Джорджа Буша… ранее был главой Goldman Sachs: «Гендиректор Goldman Sachs Полсон стал министром в июне 2006 года».[234]
   Кадровые вопросы в щекотливой финансовой сфере являются ключевыми в том финансово-ориентированном мире, в котором мы все живем. Кого попало на этот пост не ставят. Например, бывший глава ФРС Алан Гринспен, которого многие прямо называют отцом нынешнего кризиса, до своего назначения в Федрезерв работал в банке/. P. Morgan Chase. Чей это банк, думаю, повторять не нужно. Так и Генри Полсон пришел на свой пост из «Голдман Сакс», что для нас является лакмусовой бумажкой. Все лошадки, что «случайно» завезут США и весь мир в болото кризиса, питомцы одной и той же конюшни…
   Что такое инвестиционный банк? Это ясно из названия – структура, вкладывающая деньги во что-то. Согласно классическому определению: «Основной функцией инвестиционного банка в США является эмиссионная функция – ведение переговоров с торгово-промышленными компаниями о выпуске новых акций и облигаций и техническая подготовка таких выпусков с принятием на себя обязательств по размещению ценных бумаг на рынке и приобретению той их части, которая не будет размещена по подписке».[235]
   «Goldman Sachs и Morgan Stanley скоро сменят статус с инвестиционных банков на коммерческие и перейдут под регулирование Федеральной резервной системы США (ФРС). Вчера оба инвестбанка подали соответствующие ходатайства, которые в тот же день были одобрены ФРС».[236]
   Разница в США между инвестиционным банком и коммерческим в том, что коммерческий банк имеет право выйти на ФРС и получить денежный кредит, а инвестиционные банки – нет. Они свободны в своей деятельности.[237]
   «Уолл-стрит, которую мы знали, перестанет существовать», – цитирует Bloomberg бывшего председателя Федеральной корпорации по страхованию депозитов Уильяма Айзака.[238]
   Он прав. Инвестиционный банк – это ворота бизнеса в большую экономику. Он вкладывает деньги, через него идет процесс выпуска новых акций и облигаций на биржу. Через инвестиционные банки происходит процесс размещения Ай-Пи-О.[239] Таких инвестиционных банков «мегаформата» было пять. Одного из них не стало, два купили организаторы кризиса. Оставшиеся два уже принадлежали им же. Зачем так много похожих банков? И вот уже два инвестиционных банка «перепрофилируются» в коммерческие,[240] чтобы напрямую подключиться к печатному станку: «Их деятельность будет теперь более жестко контролироваться государственными органами, но при этом эти банки также получат более широкий доступ к средствам, предоставляемым Федеральной резервной системой».[241]
   Какие еще элементы финансовой системы вы знаете, кроме банков? Которые надо скупить для установления полного контроля над финансовым рынком?
   Страховые компании. И им «помогают»…
   В сентябре – октябре 2008 года в США проходит еще одна «спасательная» операция. На этот раз власти «выручают» страхового гиганта American International Group (AIG). Весьма странная помощь. «В письме в Комиссию по ценным бумагам и биржам Морис Гринберг (глава AIG. – Н. С.) отметил, что „еще не слишком поздно" изменить условия кредита, по которым американские власти выделили $122,8 млрд, чтобы предотвратить дальнейшее банкротство крупнейшего страховщика».[242]
   Морис Гринберг вполне разумно заявил, что в нынешнем его виде «план спасения» принесет и бюджету и AIG лишь потери, поскольку в обмен на предоставление кредита правительство США выкупит 80 % акций страхового гиганта по дешевке. Опытный страховщик (ему 82 года), видимо, не понимает, что и почему происходит. А потому только усугубляет трудности своей компании неуместными заявлениями. «По мнению Гринберга, AIG должна иметь те же самые условия кредитования, что и другие финансовые институты».[243] Но вместо этого ФРС предлагает ему двухлетний заем под очень высокий процент. И одновременно с этим AIG и ее менеджеры вызывают неподдельный интерес у нью-йоркского прокурора Эндрю Куомо, который тут же начинает расследовать «необоснованные и чрезмерные расходы» компании. Необычное любопытство в отношении мирных страховщиков начинает одолевать и Федеральное бюро расследования: «ФБР начало расследование в отношении крупнейших американских фирм, в том числе Fannie Мае, Freddie Mac, Lehman Brothers и AIG».[244]
   Как говорится, до старости дожил, да ума не нажил. Отдал бы глава AIG компанию по-тихому, по-семейному – ушел бы спокойно на пенсию. За внуков и за своих помощников и заместителей бы не беспокоился. Теперь же прокурор Нью-Йорка публично критикует бонусы руководителей компании. А независимые СМИ «вдруг» публикуют сообщения о неоправданно шикарно проведенных рабочих совещаниях в спа-отелях, а также устроенной для клиентов и брокеров роскошной охоте в Великобритании. Так недалеко и до семейных скандалов вплоть до потери репутации.
   Все винтики огромной машины действуют на редкость слаженно.
   Федеральная резервная система, государственные организации, силовые структуры и независимые СМИ из кожи лезут вон, чтобы организаторы кризиса купили все запланированное в срок и по дешевке.
   Правосудие в США – образец для всего мира. В таком ключе часто высказываются наши западники. В данном случае я с ними согласен на все сто. Эффективность действий налицо. Быстро, результативно. Есть чему поучиться. Прошло всего два месяца, и на ленты информагентств 28 января 2009 года попало следующее сообщение:
   «Бывший вице-президент крупнейшей в США страховой компании AIG Кристиан Милтон осужден на четыре года тюремного заключения за сокрытие данных и дезинформацию акционеров».[245]
   Итог закономерен – 82-летний глава соглашается продать бизнес.
   «Страховая компания American International Group (AIG), спасенная от банкротства правительством США, продаст активов на $40 млрд. Покупателем выступит фонд Maiden Lane II, созданный Федеральным резервным банком Нью-Йорка. Maiden Lane II был создан, чтобы очистить баланс AIG от долговых ценных бумаг, обеспеченных ипотекой. AIG также добавит в фонд $5 млрд наличными. Сделка AIG и Maiden Lane II является частью кампании, которая необходима для избавления AIG от ее обязательств по закладным. AIG была фактически национализирована государством, получив 85-миллиардный кредит от ФРС в середине сентября 2008 года».[246]
   AIG была фактически национализирована государством? Нет, не было никакой национализации. Частная лавочка ФРС, ее составная часть, Федеральный резервный банк Нью-Йорка создал фонд, купивший страховую компанию. Причем тут национализация? Государство просто подыгрывает, но ничего не получает. Прокурору просто говорят, где и когда надо поработать. К чему и к кому пристальнее приглядеться…
   Что же получается?
   Теперь все крупнейшие «вкладчики» планеты войдут в одну обойму. Независимые мегаинвесторы уйдут в прошлое. Куда скажут хозяева ФРС, туда деньги и будут вкладывать. Или наоборот – не будут, даже если это покажется очень выгодным. Аналогично этому, процесс выпуска акций теперь максимально монополизирован. В итоге практически все деньги мира сосредоточиваются в одних руках – будет существовать одно «окошечко» в этот прекрасный финансовый мир.
   Так задумывалось организаторами кризиса. Но так, похоже, не получается. Не все у них проходит гладко. В США еще сохранятся островки независимых финансовых институтов. Пусть и небольшие по сравнению со всей консолидированной империей владельцев ФРС, но все же сохранятся. Теперь самое время внимательно рассмотреть историю покупки с приобретениями «Ситигруп». Эта история вновь показала нам, что кризис его организаторам очень нужен! Потому что противодействие их поступкам в Штатах до сих пор есть. «Ситибанк» под шумок кризиса, будучи третьим по величине, задумал проглотить четвертый по размеру банк «Ваковия» (Wachovia). История с продажей-покупкой этого банка получилась почти детективной. Она достойна подробного рассмотрения, потому, что еще раз наглядно показывает нам, как в единой упряжке действуют ФРС и Министерство финансов США. Изо всех сил стараясь, чтобы нужные банки купили то, что надо купить для окончательной монополизации финансовых рынков.
   Итак, суть происшедшего. Банк Wachovia зашатался, испытывая сложности. По сценарию организаторов кризиса купить его должен Citigroup. Однако это попытался сделать другой, не «их» банк…
   «Wells Fargo… выразил готовность приобрести банк по цене закрытия биржевых торгов накануне в пятницу ($10 за акцию), однако попросил отсрочку на несколько дней для окончательной оценки ситуации. И тут случилось невероятное: Федеральный резерв Wells Fargo отказал, сославшись на якобы авральную ситуацию Wachovia – банк будто бы понедельник не переживет! Почему – неясно, ибо $10 за акцию, как вы понимаете, – еще далеко не трагедия, а низкокачественным ипотечным кредитам только предстояло уйти в дефолт. К тому же еще неизвестно, когда это случится и – главное! – в каком объеме. По предварительным оценкам, в кредитном портфеле Wachovia на сумму $312 млрд дефолту подлежало 42 млрд – именно эти цифры и пытался уточнить Wells Fargo.
   Получив отказ Федерального резерва в отсрочке, Wells Fargo устранился от переговоров, и тут же на сцену подкатился Citigroup… Знаете, сколько предложил Citigroup за Wachovia? He поверите: $1 за акцию! Услышав оскорбительное предложение, Роберт Стил, генеральный директор Wachovia, сначала потерял дар речи, а затем эмоционально попытался выразить несогласие. И сразу же схлопотал ушат холодной воды от государственных чиновников: если Wachovia не примет условия Citigroup, в понедельник все активы банка будут арестованы Федеральной корпорацией страхования депозитов под предлогом создания „Ваковией" „системного риска" для национальной экономики!
   Шантаж и сам по себе неслыханный, но волосы становятся дыбом, когда узнаешь подробности сделки: Citigroup не только получает Wachovia по цене, меньшей, чем стоимость недвижимости, находящейся на балансе банка, но еще и делегирует… государству, а в конечном счете налогоплательщикам, большую часть рисков по грядущим дефолтам ипотечных кредитов „Ваковии"! Из портфеля в $312 млрд Citigroup великодушно соглашается взять на себя $42 млрд возможных убытков, тогда как остальные потери обязуется покрыть ФКСД…»[247]
   Что полагают власти США? Они – за решение проблемы обеими руками! «Соглашение заключено по договоренности с… Федеральной резервной системой и министерством финансов США».[248] Наглое и рискованное поведение Citigroup нам понятно – за ним стоят и Минфин и ФРС, то есть приватизированное банкирами государство. В таком случае можно покупать самый сомнительный актив – проиграть невозможно. Может, мы что-то не так поняли? Нет, все так и есть: «В случае списаний по этому портфелю Citigroup возьмет на себя $42 млрд убытков, если же потери будут больше, то их возьмут на себя американские власти».[249] Если на твоей стороне играет «печатная машинка», да еще подмявшая под себя государство, – проиграть просто невозможно.
   «Знал бы прикуп – жил бы в Сочи», – говорили заядлые картежники советского периода. Тот, кто прикуп угадывает, там и живет. А те, кто прикуп назначают, обитают совсем в других местах…
   Рейдерский захват (иначе и не назовешь) банка Wachovia продолжался по всем законам жанра.
   «В понедельник 29 сентября, как и следовало ожидать после анонса сделки, акции „Ваковии" открылись по цене 1 доллар 26 центов, а в процессе торгов опустились вообще до… 1 цента за штуку! Чтобы представить весь этот кошмар в лицах, поставим себя на место акционера Wachovia – нет, не биржевого трейдера, а рядового счетовода, проработавшего в банке всю жизнь и накопившего к старости аж миллион долларов. Не живыми деньгами, разумеется, а в акциях родной компании. И вот за один день этот миллион долларов превращается… в одну тысячу!
   За разговорами о благородном „спасении" Wachovia Citigroup (нью-йоркский банк на каждом углу пиарил жертвенность и бескорыстность, с которой он якобы протянул руку помощи погибающей компании) все как-то забыли о поводе, давшем основание Федеральному резерву отказать Wells Fargo в отсрочке для окончательного оформления заявки на покупку банка по $10 за акцию: у банка, мол, нет свободных средств даже на то, чтобы открыть двери офисов в понедельник. Между тем и после десятикратного сокращения капитализации в понедельник „Ваковия" продолжала прекрасно функционировать. Дальнейшие события развивались, как в первоклассном детективе. Заключительное соглашение между Wachovia и Citigroup планировалось подписать в пятницу 3 октября, и вдруг накануне – в четверг вечером, уже после закрытия биржевой сессии, – мир облетело сенсационное известие: Wells Fargo вернулся за стол переговоров, причем с удивительным предложением: покупка „Ваковии" из расчета $7 за акцию, сохранение целостности компании, отказ от субсидий правительства! Самое важное в предложении Wells Fargo – не столько семикратная перебивка цены Citigroup, сколько добровольное принятие на себя всех долгов Wachovia по ипотечным кредитам. Залившись слезами радости, „Ваковия" молниеносно приняла условия Wells Fargo и тут же – в четверг – подписала окончательное соглашение о продаже – аналогичное тому, что планировалось к подписанию в пятницу с Citigroup. Казалось бы, справедливость восторжествовала, а значит – вздох облегчения на рынке и биржевой спурт на волне национального оптимизма: сохранились-таки белые рыцари в гибнущем королевстве! Не тут-то было: в пятницу Citigroup сотряс горизонты истошным воплем о вероломном нарушении некоего „договора о намерении", который резервировал за Citigroup эксклюзивное право на заключение сделки, и пригрозил Wachovia и Wells Fargo страшными карами небесными, правда, по доброй американской традиции – в форме судебного разбирательства».[250]
   Кого должна поддержать Федеральная резервная система, если она действительно заботится о стабильности финансового рынка и интересах государства? Citigroup, покупающего часть банка за копейки и вешающего возможные убытки на США, или Wells Fargo, приобретающего весь банк в семь раз дороже и берущего все убытки на себя? Решение ФРС и американских властей покажется абсурдом, если не понимать тайной подоплеки происходящего: «Хотя официального соглашения между Citigroup и Wachovia подписано так и не было, власти, похоже, отдают предпочтение именно этой сделке. Федеральная корпорация по страхованию депозитов (FDIC) „поддерживает первоначальное соглашение", заявила председатель FDIC Шейла Бэйр».[251]
   «Чисто внешне подобная позиция выглядела кошмарным абсурдом: правительство, мол, не одобряет продажу „Ваковии" за $7, зато поддерживает сделку за $1, к тому же еще и за счет налогоплательщиков. В реальности интрига оказалась гораздо изысканнее. В субботу юристы Citigroup вытащили из постели районного нью-йоркского судью Чарльза Рамоса, который наложил временный запрет на сделку между „Ваковией" и Wells Fargo до окончательного выяснения обстоятельств, связанных с пунктом об эксклюзивности в договоре о намерении, подписанном Citigroup. В воскресенье последовал ответный удар: суд вышестоящей инстанции отменил постановление Рамоса, а в Северной Каролине и Нью-Йорке было зарегистрировано сразу два встречных иска против Citigroup федеральными судьями».[252]
   А еще говорят о «басманном правосудии» в России! Судя по этой истории, здесь мы ничуть не отстаем от всего «цивилизованного человечества».
   «Несмотря на то что вся последующая неделя прошла в формальных переговорах между Wells Fargo и Citigroup, которые якобы пытались достичь компромисса (вроде раздела активов Wachovia: 20 % – Citigroup и 80 % – Wells Fargo), было очевидно, что нью-йоркский банк отступит, поскольку после публичной засветки его сделка смотрелась тем, чем и являлась на самом деле, – подковерным гешефтом. Точка в этой детективной истории была поставлена в четверг 9 октября: Citigroup официально отказался от сделки с „Ваковией" и обещал не чинить препятствий Wells Fargo. Сохранению лица способствовало обещание Citigroup выбить в неопределенном будущем через суд из обоих предателей моральную неустойку в размере $60 млрд».[253]
   Эта история – подарок для оптимистов: скупить организаторам кризиса все и всех не удается. И, по-видимому, не удастся. Поэтому будем оптимистами. Будем ими, – а события на мировой арене, нам, при правильном их понимании, оптимизма только добавят.
   Но самое время вернуться к американским «чудесам». Соединенные Штаты со все возрастающей скоростью печатают доллары. Их требовалось и требуется все больше: оплата высокого уровня жизни переставшего работать населения, оплата улучшения жизни других государств, выбравших демократию. То есть обладающих важным стратегическим положением, важными природными ресурсами или граничащих со странами, обладающими вышеуказанными особенностями. То, что США обладают самым большим на планете государственным долгом, секретом не является. На сегодняшний день – это около $10,5 трлн. Государственный долг – это когда государство кому-то должно. И американское государство должно больше всех других. Оно постоянно занимает и занимает во все возрастающих масштабах.
   «Казначейство объявило, что в этом квартале оно займет огромную сумму – $493 млрд. Исследовательская фирма Wrightson ICAP прогнозирует, что в этом году Казначейство эмитирует облигаций на $1,8 трлн, что вместе с прошлогодней эмиссией на $1,5 трлн превысит суммарные чистые заимствования за последние 27 лет».[254]
   Перед нами парадокс – машинка, печатающая деньги, оказывается… в долгах!
   Как подобное может случиться? Чем больше вы дадите в долг другим, тем для вас лучше. Это очевидно. Откуда же тогда может взяться долг у самих США? Разве будете вы, имея возможность печатать деньги, брать напечатанные вами купюры в долг у других?
   А США, оказывается, берут! Вместо того, чтобы просто напечатать… США берут в долг американские же доллары! Ведь именно в долларах номинированы государственные облигации США (казначейские облигации, Treasuries). И США берут в долг у Китая, у России, у Японии. Именно эти страны являются основными покупателями долговых расписок американского государства, из которых состоит госдолг США. В довершение абсурда – Штаты еще и платят проценты всем держателям своих облигаций.
   Неужели это шизофрения какая-то, бред? Увы, здравый расчет. В форме абсурдного заимствования своих же бумажек перед нами открывается страховой механизм. Огнетушитель, пожарная лестница, предотвращающий взрыв клапан. Зная, когда США начали наращивать свой долг, мы можем точно понять, когда они включили свой печатный станок на полную мощность. Потому что, как ни странно это звучит, увеличение государственного долга США означает не уменьшение, а, наоборот, увеличение эмиссии доллара. Чем выше госдолг, тем больше долларов напечатала ФРС. Точнее, наоборот, чем больше оборотов сделал печатный станок, тем выше через некоторое время станет государственный долг Америки.
   Если имеешь печатную машинку на кухне, печатание денег проблем не составляет. Проблема в другом – не растиражировать чересчур. Надо же каким-то чудесным способом поддерживать баланс, то есть нельзя допустить перепроизводства денег. Но что такое это перепроизводство? Падение стоимости денег, та самая инфляция. Конечно, вы не можете полностью избавиться от нее. Главное – держать ее узде. Ведь инфляция для вас, если вы просто «клепаете» деньги, очень полезная штука. Все растет в цене – нужны новые деньги. Вы никогда не задумывались о том, почему все хваленые экономисты боятся обратного процесса – дефляции? То есть снижения уровня цен, подорожания денег? Потому что в такой ситуации новые деньги не нужны, а значит, не нужна вся та банковская пирамида, что построена на планете начиная с 1913 года.
   Задача, прямо скажем, не из легких. Надо печатать деньги и получать мировые ресурсы за бесценок и одновременно не произвести денег слишком много. Решение было найдено, простое и гениальное.
   Надо брать выпущенные деньги в долг.
   Под проценты. Но для этого нужно согласие тех, кто уже получил от вас напечатанные вами деньги. Согласятся ли они дать вам в долг?
   «Американские ценные бумаги покупают частные инвесторы, пенсионные фонды, банки, корпорации, но в основном другие государства. Больше всего Америка должна Китаю и Японии. На двоих – больше триллиона. Азиатские страны традиционно продают товары за границу за доллары. А огромный запас долларовых платежей хранят, в том числе, в долговых обязательствах США. Также среди ведущих стран-кредиторов – Англия, Бразилия и страны – экспортеры нефти. У России восьмое место. По официальной информации Федеральной резервной системы США, в октябре российское правительство держало в американских облигациях больше $80 млрд».[255]
   «Согласно обнародованным накануне Народным банком Китая данным, на конец сентября валютные резервы страны, преодолев рубеж $1,9 трлн США, достигли $1,905 трлн».[256]
   «С конца 2001 года по март 2007 года Китай и Япония, вместе взятые, накопили $1,5 трлн в иностранной валюте, из которых 4/5 приходится на долларовые обязательства, то есть казначейские облигации США…».[257]
   Выходит, дать в долг соглашаются. Посмотрите на список главных американских кредиторов: Япония проиграла Вторую мировую, Россия – войну холодную. Китай, начав дружбу с США в 1973 году, в 2008 году отметил 30-летие экономических реформ. Эти реформы перевели в Поднебесную львиную долю мирового производства. В основном из США и из Запада в целом. Значительную часть полученных денег китайцы вкладывают в американские облигации, потому что это было одним из условий разворота США в отношении КНР. Кто остался? Англия – брат-близнец Соединенных Штатов, а поставщики нефти арабы имеют на своей территории американские базы.
   На мировой арене произошло то же, что случилось в США после изъятия золота у населения, осуществленного Рузвельтом. Тогда американцы стали просто копить бумажки, теперь же это делают целые государства, имеющие «золотовалютные» резервы лишь на словах. На самом деле в запасах России золота не более 11 %. Все остальное – запасы валютные. Но это вовсе не штабеля банкнот. Это даже не валюта, а… облигации. Львиная доля – американские. И не бумажные. А компьютерные, электронные. Когда нашему государству требуется валюта, происходит обратный процесс: облигации продаются американскому государству, получаются доллары, и уже их ввозят в Россию.
   Получив бесплатно мировые ресурсы и заплатив за них бумагой, американцы делают блестящий трюк. Они забирают зеленую бумагу, называемую долларами, и взамен них дают бумагу другого цвета, называемую государственными казначейскими облигациями США. Но в XXI веке бумажная форма является рудиментом. Значит, вместо одних цифр на мониторе компьютера рисуют другие. И с них же начисляют виртуальные проценты…
   В итоге ресурсы получены, а часть выпущенных ФРС долларов стерилизована. Обезврежена и лежит мертвым грузом, не принося владельцам никакой пользы. Проценты? Это даже не смешно. Какая разница, на какую сумму приписано нулей в американском государственном компьютере напротив строки «Китай» или «Россия»? Когда речь идет о миллиардах и триллионах долларов, лишние миллионы процентов не играют никакой роли. А государственный долг США увеличился ровно на сумму «обезвреженных» долларов…
   Красиво и элегантно. Проблема только в том, что сумма этого долга выросла до астрономических величин. США могут напечатать денег сколько угодно, рост их долга косвенно показывает нам, сколько денег они наштамповали. Почему косвенно? Потому что рост госдолга, облигации, – это лишь один из инструментов обезвреживания долларов. Другие нам хорошо известны: это недвижимость и рынок акций. Именно туда уходят напечатанные деньги. Причем уходят добровольно. Банкиры прекрасно понимают человеческую натуру. Что будет делать владелец денег: открывать дело, строить на них завод, выпускать продукцию или просто купит акции, получая в итоге, ничего не делая, едва ли не больший доход? Подавляющее большинство людей выберет простой вариант. И через некоторое время лишится своих денег!
   Что нужно владельцу «печатной машинки», чтобы снова запустить ее на полную мощность? Сжечь, уничтожить ранее выпущенную денежную массу. Чем больше, тем лучше. Деньги напечатаны ФРС, выброшены в свет, и их владельцем стал кто-то другой. Этот кто-то получил их не бесплатно, а что-то продав на рынке. Полученные деньги он вложил в акции банка и купил дом. Был у него миллион долларов: половину он вложил в акции, половину – в дом. Начинается кризис: акции теперь стоят уже не $500 тыс., а $50 тыс.; дом не $500 тыс…. а $250 тыс.
   Итого: вместо $1 млн осталось $300 тыс. Остальные $700 тыс. просто испарились…
   А теперь представьте себе такую «усушку и утряску» денег в масштабе всей планеты. Сколько денег сгорит, сколько исчезнет? Десятки и сотни триллионов долларов, фунтов и евро. Точно подсчитать невозможно. Но каждый день мы читаем в газетах или в Интернете:
   ? «Убытки обоих ипотечных агентств (Freddie Mac и Fannie Мае. – Н. С.) в этом году оцениваются в $14 млрд».[258]
   ? «Крупнейший банк Германии Deutsche Bank понес в четвертом квартале 2008 года убытки в размере 4,8 миллиарда евро. В аналогичный период 2007 года компания заработала миллиард евро».[259]
   ? «Убыток Royal Bank of Scotland за 2008 году может составить 28 млрд фунтов».[260]
   ? «Крупнейший банк США Citigroup доложил о чистых убытках в 5,11 миллиарда долларов за первый квартал 2008 года».[261]
   ? «Крупнейший банк Швейцарии – UBS – объявил об убытках в размере 358 млн швейцарских франков (221 млн евро, или $329 млн) во втором квартале 2008 года и сообщил о дальнейшем списании $5,1 млрд по связанным с высокорисковыми кредитами позициям».[262]
   Со второй половины 2008 года подобные новости не прекращаются.
   Если первой целью кризиса была скупка активов, то вторая его цель – сжигание денежной массы путем провоцирования сложностей, банкротств и списаний в банковской сфере.
   Между прочим, без выполнения первой вторую сделать труднее. Если все основные финансовые институты будут подконтрольны, то будет легко начать их плановое «оздоровление». Сделать этакое медицинское кровопускание мировой финансовой системе. Раньше врачи пускали больным дурную кровь, сегодня изымают из больной системы дурные деньги.
   Это очень важный момент. Все говорят, что кризис вызван перепроизводством доллара. То есть, выходит, что кризис – некая досадная случайность, получившаяся в результате паразитирования Штатов на всем остальном человечестве.
   Это в корне неверно.
   На самом деле кризис вызван не перепроизводством долларов, а их повсеместной «стерилизацией». Не печатанием новых денег, а сверхускоренным процессом уничтожения уже напечатанных в предыдущие годы.
   Шарик лопнул не потому, что в него накачали слишком много лишнего воздуха. Он лопнул потому, что его проткнули иголкой. Сознательно, заранее подготовив эту иголочку в виде финансовых страховок Си-Ди-Эс и нового положения о зачислении активов на баланс FAS № 157 «Измерение по справедливой стоимости».
   Это значит – кризис рукотворен, неслучаен и обязателен! Это последняя попытка сохранить существующую систему, перезагрузить ее. Сжечь деньги, создать их огромный дефицит и вновь запустить печатный станок.
   Но так не получится. Мир безвозвратно изменился – назад к обществу безудержного потребления возврата уже не будет. Мир доллара, который мы знали, умер. Умрет ли и сам доллар? Мы увидим это в самое ближайшее время. В любом случае доллар уже никогда не будет тем всесильным зеленым «змием», которого мы знали раньше.
   Теперь можно набросать и последний штрих к общей картине кризиса и положению России в современном мире.
   22.09.2008. «Бывший глава РАО „ЕЭС России" Анатолий Чубайс назначен главой государственной корпорации „Российская корпорация нанотехнологий" (Роснанотех)… ГК „Роснанотех" учреждена федеральным законом 19 июля 2007 года для „реализации государственной политики в сфере нанотехнологий, развития инновационной инфраструктуры в сфере нанотехнологий, реализации проектов создания перспективных нанотехнологий и наноиндустрии". В 2007 году на деятельность корпорации правительством РФ выделено 130 млрд руб.».[263]
   26.09.2008. «J. P. Morgan Chase & Со. официально объявил о вхождении Анатолия Чубайса в международный совет банка. Как говорится в сообщении банка, экс-председатель правления РАО „ЕЭС России" стал первым представителем российских бизнес-кругов, который вошел в состав главного консультативного органа /. P. Morgan. Как отмечается в сообщении, опыт А. Чубайса будет использоваться компанией при осуществлении инвестиций в Россию и страны Центральной Европы. В совете А. Чубайс будет работать безвозмездно».[264]
   Что все это значит? Почему именно Чубайс назначается на пост главы российской государственной структуры, от работы которой зависит будущее страны, ее науки, а значит, и всего населения? Почему именно он возглавил структуру, призванную совершить прорыв в технологиях и придать нашей экономике новый качественный рывок вперед? Еще более непонятным кажется вхождение уважаемого Анатолия Борисовича сразу после этого назначения в международный совет американского банка. И банка не простого, а носящего имя основателя ФРС Джона Пирпонта Моргана. Одного из тех банков, что в мутной воде кризиса активно скупают за бесценок остатки независимых финансовых институтов.
   Не понимаете? Тогда пройдитесь по красавице Москве да к названиям улиц приглядитесь. Внимательно читайте: «Большая Ордынка», «Малая Ордынка», «Ордынский тупик». Названия эти возникли в XIV веке вдоль дороги в Золотую Орду. По ней московские князья ездили на поклон грозной силе, по ней возили в Орду дань. А в Москве того времени находилась Татарская слобода. В Москве и сегодня есть Татарская улица, Большой и Малый Татарский переулки. Рядом с Татарской находилась Толмачевская слобода, где жили толмачи – переводчики, татары и русские, служившие при царском дворе. Все они жили вместе, и об этом нам напоминают современные Толмачевские переулки вблизи метро «Новокузнецкая».
   Все это признаки того, что знает сегодня каждый: Россия несла на себе тяжесть татаро-монгольского ига. Платила деньги, искала с сильными мира того времени общий язык, в прямом и переносном смысле. А Орда направляла приглядывать за своим обширным «хозяйством» своих представителей – баскаков. Позднее к их чисто экономическим функциям (выколачивание дани) добавились и политические: баскаки трансформировались в послов Золотой Орды.
   Побежденные всегда платят дань победителям. Так было, так есть и так будет. Пусть вас не смущают красивые фразы и громкие слова. Реальность всегда выглядит иначе – все в ней решают экономические интересы, то есть деньги. И политика была придумана человечеством лишь для того, чтобы прикрыть фасадом переговоров и договоров эту нелицеприятную истину.
   Мы проиграли холодную войну. Наш руководитель Михаил Сергеевич Горбачев предал всех нас. Он сознательно, возможно, из самых лучших побуждений, проиграл борьбу нашим геополитическим соперникам.[265] И теперь Россия, наследница СССР, платит победителям дань. Эта дань из политической (безоговорочная поддержка американской политики) благодаря умелым маневрам российского руководства сузилась до экономической. Это наши деньги, на которые Центральный банк нашей страны закупает американские гособлигации. В те же ценные «золотоордынские» бумаги вложены средства фонда Развития и фонда Благосостояния (бывшего Стабфонда).
   Часто можно слышать выражение: «Россия встает с колен». Либералы над ним смеются. Что ж, на то они и либералы, чтобы глумиться над важными для страны вещами. Но акцент пока таков: «встает», а не «встала».
   Мы обрели дипломатический суверенитет, но только не экономический. Мы обязаны играть по их правилам, мы обязаны покупать их виртуальные бумаги.
   И мы обязаны назначить на ключевой пост Анатолия Борисовича Чубайса.
   Он будет смотреть, чтобы мы не изобрели что-нибудь этакого, чтобы рывок России вперед не был опасным для американской «печатной машинки».
   Во времена господства Орды баскаки жили во всевозможных «татарских» и «ордынских» слободах. Сейчас они могут жить где угодно, и должности могут у них быть любыми. Но суть от этого не меняется. Баскаки еще здесь, они среди нас. Дань еще платится. Пока…
   Экономические аспекты – это далеко не все. Путем кризиса его организаторы решают не только экономические, но и политические задачи.
   Пора поговорить и о них.

Меню