8. Кризис: как это делается

   Нет более тонкого, более верного средства уничтожения существующего базиса общества, чем безудержное печатание денег. Оно разворачивает законы экономики в сторону разрушения, причем настолько незаметно, что ни один из миллиона не замечает этого.

Джон Мейнард Кейнс



   Кто же будет сторожить самих сторожей?

Ювенал


   Раздумьями о причинах нынешнего кризиса заполнены все журналы и газеты. Расхожей фразой стало упоминание ипотечного рынка США в качестве главного виновника кризиса. Издания более «продвинутые» охотно пишут о бесконтрольной эмиссии ничем не обеспеченного доллара. Именно это и есть, по мнению аналитиков и политологов, главная причина всех случившихся несчастий. Так ли это?
   И да, и нет. Доллар и его эмиссия есть суть экономического обвала. Но доллар это не причина, доллар – это следствие. Истинная причина называется «Федеральная резервная система». Согласитесь, не сами собой печатаются зеленые бумажки с портретами американских президентов, кто-то ведь решает, сколько и когда выпустить самых главных денег на нашей планете. И вот эти добрые джентльмены наштамповали долларов сверх всякой меры, поставив тем самым в трудное положение экономики всех стран мира…
   Приевшееся словечко «инфляция», – неотъемлемый спутник современной экономики, ставший чуть ли не членом каждой семьи, – оказывается, существовала не всегда. В старые добрые времена инфляции не было. Она появилась, когда экономическая система приобрела знакомый нам сегодняшний вид – то есть когда деньги стали печатать просто так.
   В период с XVIII века до Первой мировой войны уровень цен в США и большинстве стран Европы практически не менялся. С 1870 по 1913 год стоимость жизни в США повышалась на 0,2 % в год.[182] Так было, когда цены устанавливались в «золотых» или «серебряных» деньгах. Корова или лошадь, как стоили сто или двести лет определенное количество драгоценного металла, отчеканенного профилями европейских монархов, так и стоили. Неслучайно, читая классиков русской литературы, мы можем узнать удивительные для нас цены на обеды, чарки водки и съем квартиры в дореволюционной Москве или Петербурге: это копейки, в крайнем случае рубли. Вспоминаемые сегодня большинством населения бывшего СССР с ностальгией советские цены были, в сравнении с царскими, очень высокими. В 1980-е годы мороженое стоило 20 копеек, а на 1 копейку можно было купить лишь коробок спичек. В царской России на копейку можно было сытно покушать. Куда же все это делось?
   Говоря языком экономики, выросла денежная масса. Сильно выросла, да во всем мире. На территории России она почему-то начала разбухать именно в годы перестройки, когда бывшие незыблемыми на протяжении десятилетий цены вдруг побежали впереди зарплат. Каждый раз выход цен в нашей стране на новый уровень сопровождался, вернее говоря, предварялся, каким-либо катаклизмом. Пала царская Россия – копейка стала анахронизмом, пал Советский Союз – анахронизмом сделался рубль. Ведь сегодня на один рубль вы не сможете «съесть» ничего…[183]
   Подобное явление мы видим на нашей планете повсеместно. И везде рубежом резкого изменения цен, рубежом появления инфляции является… Первая мировая война. Может быть, инфляцию вызвали боевые действия давно минувших дней? Нет, и ранее, в войнах XVIII и XIX века, правительства разных стран включали печатный станок и начинали выпускать не обеспеченные золотом денежные знаки.[184] Тогда цены взмывали вверх. Например, в США во время войны за независимость были выпущены дензнаки, давшие американцам поговорку «не стоит и континенталки».[185] Но сразу после окончания каждой из войн, когда валюта дешевела, деньги вновь становились деньгами, а цены возвращались к исходным рубежам.
   Почему же после Первой мировой этого не произошло? Взлетевшие на время боевых действий цены по их окончании резко упали вниз. Но до довоенного уровня не снизились.[186] Потому что после каждой войны печатный станок всегда выключали, а после этой победившая Федеральная резервная система, наоборот, включила на его на полную мощность. Похожую картину мы увидим и после Второй мировой войны. К ее окончанию инфляция в США уменьшилась, но цены к уровню 1939 года уже не вернулись.[187] После того как доллар действительно стал мировой резервной валютой, безудержно стали печатать именно его. Именно к этому и стремились банкиры, организовавшие ФРС.
   И как говорил незабвенный Михаил Сергеевич, «процесс пошел». В 1913 году, когда резервная система была создана, денежная масса на душу населения в США составляла около $148. К 1978 году она составляла уже $3691. Стоимость доллара 1913 году, принятая за единицу, к 1978 году уменьшилась приблизительно до 12 центов. В 2006 году потребительские цены в США были почти в 15 раз больше, чем в 1939 году.[188]
   Итак, на протяжении столетий цены незыблемы, инфляции нет. Зато с момента создания ФРС все последующие десятилетия родившаяся инфляция никуда уже и не исчезала. Наоборот, она становилась все более серьезным экономическим фактором. Иногда она даже ставила под угрозу существование целых государств. Нет, речь не о Советском Союзе. В 1971 году президент США Ричард Никсон установил государственный контроль над зарплатами и ценами![189] Сейчас об этом вспоминать не любят. Но тогда экономика США была в весьма плачевном состоянии, раз пришлось применять вполне «социалистические» меры.
   Почему же инфляция появилась и усилилась только после появления на свет Федерального резерва в Соединенных Штатах? Потом, что доллар быстро стал мировой валютой, и внутренние проблемы американской экономики, вместе с долларом и его инфляцией, стали нашим общим достоянием…
   Инфляция – это рост цен. Обладая полнотой власти, эти цены можно увеличивать или снижать. В СССР так и делали, просто переписывая ценники, благо все принадлежало государству. В США государству принадлежит очень немногое. Однако даже в условиях развитого капитализма можно направлять кривую цен в нужную сторону.
   «Чтобы поднять цены, все, что требуется от Федерального резерва, – это снизить учетную ставку. Вследствие чего происходит прилив в экономику кредитных средств и бум на фондовом рынке. Затем, когда <…> бизнесмены привыкают к данным условиям, Федеральный резерв может оборвать их кажущееся процветание внезапным повышением учетных ставок. <…> С помощью политики учетных ставок он может раскачивать рынок взад-вперед или вызывать резкие изменения в экономике резким повышением разницы ставок. В любом случае Федеральный резерв будет обладать внутренней информацией о грядущих изменениях финансовой политики и заблаговременно знать о будущих изменениях как в сторону улучшения, так и ухудшения финансовой конъюнктуры»[190] – говорил о действиях этой организации конгрессмен Чарльз Линдберг, являвшийся в свое время ярым противником ее создания.
   В своей книге «Экономические тиски», изданной, кстати, еще в 1921 году, он приводит три принципа, согласно которым ФРС создает экономические кризисы. Эти принципы универсальны и достойны того, чтобы мы их повторили:
   1) увеличение денежной массы всеми возможными способами (чем больше, тем лучше);
   2) создание кредитного ажиотажа, поощрение населения и бизнеса брать кредиты (чем больше, тем лучше);
   3) резкое сокращение денежной массы и требование возврата долгов.
   Даже самый отпетый скептик сможет найти эти «родимые пятна» среди череды событий, предшествовавших кризису 2008–2009 года. Вспомним ипотечный кризис в США. Чтобы он случился, сначала должен был начаться инвестиционный бум, а цены на недвижимость стремительно поползти вверх. Для создания бума, точно в соответствии с рецептами своего ненавистника, ФРС снизила процентную ставку: с 6 % в 2001 году к концу 2003 года она упала до 1 %. Денег в экономике много: юридические лица охотно их одалживают. От них не отстают и лица физические. В одном только 2005 году американцы набрали кредитов на $750 млрд.[191] Раз есть деньги, к тому же дешевые, то в стране начинается потребительский бум. Покупают не только одежду и продукты, но недвижимость и акции. Дешевые деньги способствовали активному росту на фондовом рынке, где рост индексов с 2003 по 2007 год составил свыше 60 %. Игра на бирже и скупка-продажа домов становятся наряду с футболом и бейсболом национальным видом спорта американцев. Население США, как и в 1930-е годы, с удовольствием клюет на перспективу легкого зарабатывания денег. Индексы и курсы акций бьют все рекорды, уверенно преодолевая все новые отметки. Чем выше стоимость этих виртуальных активов, тем лучше выглядят отчеты финансовых компаний, банков и инвестиционных фондов. В глазах простых американцев (и не только) привлекательность инвестиций в их ценные бумаги возрастает. Игра в биржевую рулетку ширится повсеместно, но ее эпицентр, конечно же, в США. Вместе с увеличением стоимости активов различных компаний растут доходы рядовых граждан. То, что это благосостояние виртуальное, – никто не догадывается. Люди покупают акции в качестве «пенсии», на «черный день». На самом деле у них появляются ценные бумаги, которые могут к пенсии стать не дороже бумаги, на которой они напечатаны.[192] Но кто им это объясняет? Никто не думает о плохом, все думают только о хорошем – экономика растет день ото дня. А черный день пришел гораздо раньше, чем его можно было ожидать…
   В Россию кредитование приходит с небольшим опозданием, но, как казалось, всерьез и надолго. Давайте вспомним наше недавнее прошлое, поразмыслим о том, что говорили тогда специалисты и аналитики.
   «Через два-три года в России начнется бум потребительского кредитования, считают в компании Ernst&Young (E&Y). По оценке ее экспертов, до 20–30 % автомобилей и бытовой техники россияне будут покупать в кредит, а банки одолжат им на эти цели до $2 млрд. Таким же станет и спрос на ипотечные кредиты после неизбежного падения ставок до уровня менее 10 % годовых в валюте, считают в E&Y».[193] Это 2003 год.
   «Банки смягчают условия получения займов. В России начался „бум" потребительского кредитования».[194] Это год 2004-й.
   «По мнению экспертов, сегодня наибольшим спросом у населения пользуются потребительские кредиты. В прошлом году объем потребительских кредитов увеличился на 95,7 % и достиг 1,1 трлн рублей».[195]
   «За последние три года рынок потребительского кредитования вырос более чем в пять раз. Доля кредитов населению в активах банковской системы увеличилась в три раза, а соотношение розничных кредитов и ВВП – почти в четыре раза. По оценкам экспертов, сейчас доля потребительского кредитования по отношению к ВВП составляет 3,8 %, что существенно ниже, чем в странах Западной Европы и США. Так, в Америке этот показатель равен 74 %, в Европе – 50 %».[196] Это написано в 2005 году.
   «Потребительское кредитование в России развивается бурными темпами. Создается впечатление, что банки всеми способами пытаются выдать, а возможно, и навязать частным лицам как можно большее количество кредитов… События трех последних лет показывают, что у нас практически стопроцентный ежегодный прирост физических объемов потребительского кредитования».[197] Это написано в 2006 году.
   «По итогам первого полугодия портфель автокредитов МКБ превысил $96 млн, увеличившись с начала года более чем на 20 %».[198] Это 2006 год.
   Именно малое количество кредитов и спасет российскую экономику от краха. Но в 2005–2006 году, с точки зрения аналитиков, это недостаток, который надо побыстрее устранить. Надо срочно вкачать в нашу экономику как можно больше кредитных денег. И их качали всеми силами. Спасла Россию, как всегда, неготовность населения. Темное у нас население, привыкло в основном жить по средствам, не влезая в долги.
   Вспомнили те славные времена, когда объявления о кредите без документов за 15 минут уже не вызывали удивления? Но тот кредитный «бум» среди населения был лишь верхушкой айсберга. Коммерческие структуры брали в долг огромные суммы. На Западе. Отчего же не брать, «коли дают», да еще и так дешево?[199]
   Смешно и грустно смотреть на «специалистов». Они все знают, им все ясно. Все будет всегда расти, удваиваться, утраиваться. Цена на все ресурсы складывается на рынке. Она объективна, ею никто не управляет. И вообще, все в этом мире происходит само собой. Кризис тоже получается сам собой, потому, что 10 тысяч безработных афроамериканцев не заплатили свои ипотечные платежи. Даже ваше рождение, господа «специалисты» и «аналитики», результат случайности, а вовсе не следствие приятного развлечения ваших родителей в один из субботних вечеров…
   Непонимание финансового мироустройства ведет к фатальным последствиям.
   Из-за ложного понимания делаются прогнозы, которые потом стыдно читать тому, кто их делал. Яркий пример – прогноз специалиста-банкира, взятый из первого попавшегося интернет-интервью. Вы и сами найдете их во множестве, эти образчики человеческой слепоты.
   «Да, снижения ставок (ипотечных. – Н. С.) стоит ожидать в течение двух-трех лет, для этого есть все причины. Давайте начнем с того, что сейчас все большее число банков начинает осваивать программы ипотечного кредитования».[200]
   Интервью давалось 20 сентября 2006 года. Прошло два года. Дальше вы все знаете сами…
   Со второй половины сентября 2005 года ФРС начала увеличение процентной ставки. К 2006 году она достигла 5 %. То есть в то время как у нас кредитная вакханалия только разворачивалась, в США уже начинали готовить почву для будущего кризиса. Для его полной готовности потребовалось несколько лет. Все должно было начаться с мелочей, плавно придвигаясь к рубежу, с которого кризису будет дана окончательная отмашка.
   Одно лишь увеличение Федеральной резервной системой процентной ставки вызвало целую цепь событий.
   1. С конца 2005 года многие заемщики, особенно «второго сорта», не смогли выплачивать свою ипотеку и другие кредиты. В связи с увеличением процента снизилось количество новых кредитов. Как следствие, на рынке началось падение цен на жилье и увеличение сроков экспозиции объектов.[201]
   2. Это привело к еще большим неплатежам по кредитам. Ведь если вы взяли кредит без первого взноса на всю стоимость дома, а он вдруг подешевел, то ближайшие 25–30 лет вы будете выплачивать ипотеку, переплачивая реальную стоимость дома. Проще – отдать дом банку и отказаться платить.
   3. К началу 2006 года подошло время платежей у тех, кто взял ипотеку с отсрочкой выплаты тела кредита на 5 лет. Это и так были не очень платежеспособные люди, а тут еще и вырос процент по их кредитам с плавающей ставкой, привязанной к процентной ставке ФРС. Их выплаты моментально увеличились в несколько раз – пошли новые отказы от платежей.
   4. Дома стали продавать спекулянты (для фиксации прибыли), банки (для реализации залога). Спрос упал, предложение резко выросло. В итоге цена упала еще ниже.
   5. Далее начались трудности, а затем и банкротства компаний, занимавшихся нестандартными кредитами. Следом за ними вниз пошли инвесторы, приобретавшие их ценные бумаги. Ипотечные облигации упали в цене, новые выпуски не нашли покупателей. Потом трудности докатились и до тех, кто покупал акции инвесторов, скупавших акции ипотечных фондов. И понеслось…
   История ипотечного кризиса содержит очень много вопросов. Эти вопросы точно так же можно задать и по поводу кризиса фондового рынка, о котором мы поговорим ниже.
   Почему рейтинговые агентства присваивали ипотечным бумагам высокие рейтинги надежности?
   Почему никто не замечал, что за этими дутыми ценностями реально ничего нет?
   Почему умные аналитики, как заведенные, твердили, что рынок недвижимости и рынок акций будут расти и расти?
   Но как же иначе? На крючок ведь нужно насадить наживку…
   Аналитик по-английски звучит как «энэлист» (The Analyst).[202] От оценки «аналистов» зависело больше, чем вы себе можете представить. Вся пирамида строилась и росла на их уверенных прогнозах. Работало это так: чтобы купить дом, американец взял в кредит у банка $100. Банк, выдавший такой кредит, не оставляет закладную на этот дом у себя на балансе, а выпускает производную ценную бумагу на ее основе и продает ее другому банку. Тем самым первый банк, выдавший такой кредит, получил деньги для выдачи еще одного кредита. Второй банк, скупивший кучу таких закладных у других банков, выпустил на них ценную бумагу, обеспеченную уже не домом, а только бумагой. Умные аналитики считают, что недвижимость подорожает и дом, отданный американцем в заклад банку, будет стоить уже $200. Поэтому второй банк смело выпускает вторичную ценную бумагу, называемую «дериватив».[203] Инвестиционные фонды, которые тоже наслушались «аналистов» и ждут «роста рынка», покупают у второго банка эти деривативы и в свою очередь выпускают свои ценные бумаги. В итоге выпущено ценных бумаг на сумму $300 на дом, который стоит $100. Однако он вопреки ожиданиям и благодаря манипуляциям Федеральной резервной системы с процентной ставкой дешевеет до $50. А сам заемщик платить не может или не хочет. Если теперь банк даже продаст его дом, то сможет покрыть только $50 из своих долговых обязательств. Второй банк оказывается в такой же ситуации. Оставшиеся «неприкрытыми» $250 оплачивать некому. Банки не могут расплатиться по выданным обязательствам – они банкроты. Следом наступает банкротство инвестиционного фонда, на деньги инвесторов, по совету «аналистов», накупившего дорогостоящего воздуха…[204]
   Пока рынок растет, цены растут, вся эта система работает. Подобных бумажек в США, по разным оценкам, выпустили от $2 до $9 трлн.
   Когда есть деньги, рынки растут, растут и цены. Стоит же прикрыть денежный «краник», поднять процентную ставку – и очень быстро валится эта великая абстрактная пирамида.
   Для того же, чтобы обвалить всю мировую экономику, одних ипотечных проблем явно недостаточно. Но они хорошо подходят в качестве бикфордова шнура настоящего полномасштабного кризиса. И понятного объяснения: потом будет удобно рассказывать читателям, что как и почему произошло. Но ведь, как известно, одного бикфордова шнура для взрыва недостаточно. Нужна еще и взрывчатка. Так и для кризиса мирового масштаба нужны серьезные финансовые проблемы.
   И их заботливо создали загодя. Для надувания финансового пузыря были придуманы не только производные ценные бумаги со странным названием «деривативы», обеспеченные исключительно мнением аналитиков. Настоящей взрывчаткой для финансового рынка стало то, что в обычной жизни должно спасать людей от проблем. Это – страховка. Страховка от печального случая, когда эмитент ценной бумаги не может выполнить свои обязательства. Хорошая идея? Отличная! Еще лучше она будет, если эту страховку оформить… тоже в виде ценной бумаги. И игроки рынка ценных бумаг смогут ее друг другу перепродавать. При этом риски будут застрахованы. Получается чудесная ситуация: ты продал мне бумагу, что в случае проблем с моими «деривативами» платишь ты, я продал тебе ценную бумагу, что в аналогичном случае с твоими бумагами плачу я. Что же выходит? А выходит, как в известном монологе Аркадия Райкина: «я уважаю тебя, ты уважаешь меня – мы с тобой уважаемые люди!» Вернее говоря – люди застрахованные. Риска нет – все застраховано. «Си-Ди-Эс»,[205] а именно так назвали эту палочку-выручалочку, стала очередным изобретением финансового Зазеркалья. Добрые слова в адрес этой «ценной бумажечки» сыпались весьма щедро. Особенно любил ее… глава ФРС Алан Гринспен: «уникальное новое средство для повышения ликвидности на кредитном рынке», «эффективный инструмент риск-менеджмента», «волшебный сепаратор рисков», «надежный источник дополнительного финансирования».[206]
   В тираж CDS пошли начиная со второй половины 1990-х годов, и были настолько удобны, что вскоре стали популярнее Микки Мауса и попкорна. За малую денежку можно было переложить весь риск на доброго дядю. Да собственно говоря, и риска-то никакого не было – ведь умные «аналисты» прогнозировали вечный и безоблачный рост цен на недвижимость, а значит, и на ценные бумаги. Можно было заработать, перекупив CDSы, чтобы потом их продать подороже.
   Простая и очевидная мысль, что не может быть ситуации, когда застрахованы все, включая самих страховщиков, никому в голову не приходила! Ведь в случае дефолта получалось, что платить некому. Все перепродали друг другу бумаги и CDSbi, крайнего нет. Что в итоге? То, что платить придется всем!..
   Легкие деньги привлекали в США в сферу торговли абстракциями все новых «буратино»: доходы в сфере финансов и страхования выросли с 3 % ВВП (1953 год) до 7,8 % (2006 год), а доходы от реального производства в тот же период снизились.[207] Пример показывался вполне конкретный: только идиоты и старомодные неучи в XXI веке занимаются инвестициями в такую отсталую вещь, как производство реальных материальных ценностей. Настоящие деньги зарабатываются только там, в виртуальном финансовом Зазеркалье!
   На конец второго квартала 2008 года рынок CDS составлял $16,4 трлн в США и $58 трлн во всем мире. Еще в 2006 году во всем мире стоимость Си-Ди-Эс составляла $20 трлн, а в 2004 году $6 трлн.[208] Рост колоссальный! А в принципе, много это или мало? ВВП США в 2007 году равнялся $13,8 трлн, а ВВП всего мира – $54,3 трлн.[209] Долги американских «ипотечников» – просто жалкие гроши по сравнению с огромной суммой, которую перепродали друг другу штатовские финансисты, потихоньку втянув в эту аферу и весь остальной мир.
   И это только «пузырек», надутый на американскую ипотеку. Здесь не учтены стоимости остальных виртуальных активов и акций, которыми ежедневно торговали участники всемирного казино. Вся эта колоссальная сумма держалась на постоянном росте цен на недвижимость. Он, в свою очередь, крепился на низкой процентной ставке на выдаваемые деньги, которую держала Федеральная резервная система США. Ниточка была чрезвычайно тоненькой, прямо-таки микронной. Для организации кризиса оставалось только перерезать ее, сделав заемные средства более дорогими. И ФРС начала поднимать процентную ставку. Вместе с ипотечными кредитами посыпались и производные бумаги, обеспеченные ипотечными залогами. Этот обвал начался незаметно, потихоньку. Помните скромные заголовки конца 2007 – начала 2008 года? Основная тема – списание банками США активов. Что и почему они списывали, нам не объяснялось. Про CDSы никто ничего не говорил. Да и зачем пугать простого обывателя тем, что умные с виду дяди в галстуках и пиджаках продали друг другу долгов больше, чем зарабатывает все человечество, вместе взятое!
   Раз все участники финансового рынка взаимно перепродали свои бумаги, то и проблемы, и списания начались у всех в одночасье. Залихорадило, но это был еще не кризис. Его можно было преодолеть обычным способом, которым финансисты всегда решали свои проблемы: взятием кредита. Но именно в этот момент Федеральная резервная система «прикрыла» свой конвейер, выдававший на-гора свежеиспеченные доллары. Как? Очень просто. Федрезерв выдает кредиты (то есть создает деньги из ничего) через некое «дисконтное окно».[210] Причем именно сама Федеральная резервная система решает, кому давать деньги, а кому не давать. «Свои» банки получали денежку, а всем остальным в этом отказывали…
   Снова, как в старые добрые годы Великой депрессии, случилась ситуация, когда денег занять не у кого, а долги выплачивать надо. У самих же банков средств на счетах не оказалось. Почему? Потому что за красивыми графиками биржевых новостей происходило следующее: продавцы CDS при наступлении «страхового-дефолтного» случая были обязаны выплатить покупателю Си-Ди-Эс полную стоимость «застрахованных» ценных бумаг. Взамен же они получали эти обесцененные ипотечные документы. Вот это и было списанием, о котором рассказывали в новостях. Разницу и списывали…
   Почему списывали?. Потому что не могли иначе – не имели права. Вы будете смеяться (а может быть, и взгрустнете), но именно к моменту возникновения дефолтной ситуации в американских финансовых институтах в Соединенных Штатах изменили правила игры! К моменту горения бикфордова шнура рядом с ним заботливо положили взрыватель и динамит. Небольшая организация – Совет по стандартам финансового учета (Financial Accounting Standards Board, FASB)[211] – в сентябре 2006 года издала малозаметное предписание FAS № 157. Это и было не что иное, как взрыватель. Ранее банки зачисляли на свой баланс активы согласно стоимости, по которой они их приобрели. Например, $100. По этой новой законодательной норме банки отныне должны были их считать по рыночной стоимости! То есть $10 вместо $100. $90 просто разом исчезали…
   Название для последней недостающей детали (FAS № 157) финансового коллапса придумали очень изящное, в духе политкорректности и свободы: «Измерение по справедливой стоимости».
   Кто из вас против справедливости?
   Кто против справедливой стоимости?
   Кто против того, чтобы стоимость измеряли справедливо?
   Все «за»! А за красивым названием тикали часики взрывного механизма. Смысла нововведения до самого последнего момента никто не понимал. Когда поняли – было поздно.
   «Согласно недавно проведенному исследованию Deloitte Financial Advisory Services LLP, только 6 % американских компаний имеют четкое представление, какое влияние окажет на порядок оценки их активов и обязательств FAS № 157 „Измерение по справедливой стоимости". Напомним, стандарт, выпущенный американским Советом по стандартам финансовой отчетности в сентябре 2006 года, обязателен к применению для всех отчетных периодов, начинающихся 15 декабря этого (2007 – Н. С.) года».[212]
   Мину заложили заранее, рвануть она была должна в первом квартале 2008 года. Так и вышло: квартальные отчеты банков, начиная с первого квартала 2008 года, резко похудели.
   Вы когда-нибудь слышали о распоряжении FAS № 157 «Измерение по справедливой стоимости»? Кто-нибудь из «аналистов» вам рассказал, почему банки и финансовые институты разом встали на колени?[213]
   Всем были нужны средства для залатывания возникших в отчетах зияющих пробоин. Откуда можно было их взять?
   Только продав имеющиеся у банков и других игроков рынка ценные бумаги.
   К чему это могло привести?
   К массовой и быстрой продаже акций. Значит – к их обесцениванию.
   Ситуация до боли напоминала 1929 год в США. Только на этот раз не частные инвесторы, а банковские гиганты бросились распродавать все имеющиеся активы.
   Разве могло американское государство само создать ситуацию, которая грозит обвалом ее экономики?
   Но американское государство тут ни при чем. В США построена уникальная система, при которой государство является простым наблюдателем, а вовсе не участником игры. Государство давно уже «приватизировали», и оно ведет себя хорошо, никому из истинных хозяев США не мешая.
   Федеральная резервная система – независимая от правительства организация.
   Совет по стандартам финансового учета – тоже организация независимая.
   И государство, американские президенты, сенаторы и конгрессмены этого не замечают…
   Вы еще верите, что кризис случился сам собой?
   Пора поговорить, зачем же его организовали на этот раз…

Меню