4. Выборы в «казино». Что мы знаем об особенностях американской демократии?

   Нельзя посеять одно, а получить другое. Какое семя посеяно, то и даст всходы.

Древнеиндийская мудрость



   Плащ на золотой подкладке

   Все прикроет недостатки.

Лопе де Вега


   Представьте себе, что вы особенный человек. Совершенно иной. Отличаетесь от всех самым радикальным образом. Все вокруг деньги зарабатывают, вы же их просто печатаете. Это дает бесконечные возможности. А глубина и безграничность всегда манят человечество. Нас завораживает пляшущий огонь, влечет океан, увлекает звездное небо. Но денежная бесконечность влечет хомо сапиенса еще больше. Ради денег совершаются и совершены миллионы преступлений.
   А какие неблаговидные поступки готовы совершить те, кто мечтает о получении финансовой бесконечности? Поистине космические. Слишком много желающих занять место тех счастливцев, которые обладают властью делать деньги из ничего. Эта власть огромна, она открывает любые возможности. Можно нанять лучших ученых, которые сделают выдающиеся открытия. Можно привлечь самых талантливых писателей, режиссеров и журналистов, и они доходчиво расскажут миру, какую огромную пользу человечеству несет современное устройство мира. Самые лучшие врачи, самые смелые военные, самые красивые женщины. Таланты всего мира, ценности всего мира, да и сам мир – все падет к вашим ногам.
   Есть только одно небольшое «но». При всей могущественности власть Федеральной резервной системы очень уязвима. Она ведь базируется лишь на одном документе – Акте о Федеральном резерве, отдавшем эмиссию Соединенных Штатов в руки частной лавочки. Это очень хрупкий фундамент. Власть ФРС можно сравнить с огромным авианосцем, вооруженным самым современным, чрезвычайно разрушительным оружием, который держится на плаву благодаря одному прочному канату. Стоит его разрубить, и авианосец пойдет ко дну, и никакое оружие, никакие таланты его капитанов не смогут спасти корабль. В любой момент в США может быть принят другой законопроект, который восстановит нормальную ситуацию и государство само будет печатать деньги. Теоретически это может случиться в любую минуту точно в таком же порядке, как появился на свет Акт о Федеральном резерве. Законопроект, принятие в сенате, утверждение президента – и все.
   Так просто? Да, так просто. И в то же время очень сложно. Когда Кощей знает, где лежит его смерть, он это место тщательно охраняет. И в отличие от сказочного злодея ФРС уделяет своему самому уязвимому месту максимальное внимание. Не ларец, не утка и не заяц являются сторожами заветной «иглы», а телевидение, газеты и политическая система США. О Федеральной резервной системе говорят и пишут каждый день, и тем не менее никто не знает фамилий ее владельцев. Никто. Есть только догадки и предположения. Они, эти владельцы, как бы не существуют. А значит, их нельзя скомпрометировать, их невозможно критиковать. Не может быть никаких скандалов, ни сексуальных, ни денежных, связанных с тем, чего не существует. Анонимность и полнейшая тайна – это первое условие сохранения власти.[61] Хозяев «печатной машинки» нельзя убить или шантажировать, их власть не отобрать в результате внезапного ареста. Ее можно лишь ликвидировать, отобрав у ФРС ее функции. Причем не обязательно все. Достаточно вернуть конгрессу право эмиссии. А Федеральный резерв можно и оставить. Регулируйте экономику, уважаемые господа, регулируйте. Кусайся, гадюка, когда я вырвал у тебя жало…
   Если существует такая опасность, то необходимо было разработать некую последовательность действий, призванных обезопасить «машинку». Уничтожить ФРС возможно лишь законодательным путем, следовательно, нужно обеспечить лояльность властных структур США. Президент, конгрессмены, политическая элита страны должны тщательно отбираться и проверяться. Контроль над законодательным механизмом и есть контроль над «кощеевой смертью».
   Как происходит формирование властных структур США? Путем выборов.
   Кто в них участвует? Различные партии.
   Следовательно, необходим контроль над политическими партиями. Что проще контролировать, десять партий или две? Конечно, две. Удивительным образом в США политическая борьба осуществляется только между представителями двух партий: демократической и республиканской. Только члены этих политических структур становились президентами США на протяжении всей ее истории. Может быть, в Штатах вообще только две партии? Нет, их там сотни. Почему же только республиканцы и демократы попадают в Белый дом?[62] Потому что только эти партии имеют огромные финансовые средства и неограниченную поддержку масс-медиа. Можно быть чудесным, замечательным человеком, превосходить по своим душевным качествам мать Терезу или Святого Франциска, но шансов на победу в выборах у вас не будет никаких. Это знают политики, и желающие не просто «участвовать», а именно победить, не идут в другие партии. Это знают и избиратели. Они неохотно голосуют за кандидатов третьих партий, не хотят поддерживать независимых кандидатов, потому что у них нет никаких шансов на победу.[63]
   Возьмем для примера выборы президента США образца 2008 года. Как известно, на них победил демократ Барак Обама, а его соперником был республиканец Джон Маккейн. Это известно всем. Но уверены ли вы в том, что в избирательном бюллетене было только две фамилии? На пост президента России претендовало в том же году четыре кандидата. Неужели в самой демократической стране их было только двое, то есть в два раза меньше, чем в «деспотической» России? Не может такого быть, ведь выборы – это основа основ американской системы. Это Библия, Коран и Тора американской идеологии. Выборными в Штатах являются свыше 18 тысяч должностей, начиная с президента и заканчивая шерифом захудалого городка. Разве может быть, чтобы на главный пост в стране было всего два кандидата?
   Конечно нет. Кандидатов было много, ведь США демократическая страна. Разные партии выдвинули достойных.

Страницы: 1, 2

Меню