3. Федеральная резервная «Печатная Машинка». Кто и зачем грубо нарушает Конституцию США?

   Управлять – значит предвидеть.

Императрица Екатерина II



   Предвидеть – значит управлять.

Паскаль


   Сложно рассуждать о причинах поломки холодильника, если вы никогда не заглядывали внутрь его белоснежной утробы. Невозможно понять, почему погас экран телевизора, развлекавшего вас до этого годами, если не знать, как он устроен и откуда в «ящике» появляются фильмы и передачи. Точно так же бессмысленно пытаться вникнуть в причины финансового кризиса, если не иметь понятия о том, каково современное нам финансовое мироустройство.
   Первый вопрос, который стоит задать: что такое деньги? Когда-то, на заре цивилизации, это был самый удобный способ организовать обмен между областями, странами и континентами. Требовалась единая мера ценности, единая шкала стоимости, которая вместе с тем должна была быть компактной, устойчивой к внешним воздействиям. Первоначальные меры стоимости в виде голов скота, шкур животных или соли очень быстро уступили место деньгам, сделанным из более прочных материалов. Вариантов было не много. На некоторых островах Тихого океана «ходили» каменные деньги, которые было нелегко перетаскивать с места на место, поэтому такая система широкого распространения не получила. В итоге металл, а не камень, стал материалом для производства денег, которые действительно превратились во всеобщий эквивалент. Достоверно неизвестно, когда они впервые появились. Принято считать, что самые первые монеты возникли в Китае и Лидии около VII века до нашей эры. Еще через 200 лет персидский царь Дарий совершил экономическую революцию в своем государстве, введя в обращение монеты и заменив ими существовавший до этого в экономике бартер. Это дало мощный толчок развитию страны и стало (наряду с военными успехами) одной из основных причин невероятного расширения персидской империи.
   В дальнейшем денежная система испытала ряд удивительных изменений, происходивших на протяжении всей истории денег. Очень долго не было единообразия в выборе металла. Все зависело от того, какими ископаемыми был богат определенный регион. В Древней Спарте, согласно Аристотелю, в ходу были железные деньги. Есть сведения о свинцовых и оловянных деньгах. Но все эти металлы с течением человеческой истории были вытеснены тремя другими. Наиболее простые, мелкие деньги делали из меди, основной ходовой монетой стала серебряная, а золото использовали для чеканки самых дорогих денег. Чеканка монеты также появилась не сразу: сначала сложилась практика клеймения слитков металлов, что должно было дать гарантию веса и пробы. Ведь не будешь же постоянно ходить с весами, чтобы взвешивать, сколько на самом деле драгметалла тебе передали. Функцию гаранта брала на себя власть, она же и стала выпускать (чеканить) монету. Поскольку государств было много, а монет разного веса и чистоты еще больше, то уже в древнем мире появились первые профессиональные финансисты-менялы, бравшие на себя обмен денег.
   В таком медно-серебряно-золотом виде мировая финансовая система просуществовала почти до начала XX века. Хотя медная монета существует до сих пор в виде мелочи, при анализе истории денег принято считать, что система была биметаллической, то есть наряду с золотом только серебро играло роль всеобщего эквивалента.[25] Но к началу XX столетия одна страна за другой стали переходить к монометаллической системе, в которой мы живем и сегодня. Всеобщим эквивалентом осталось только золото, а валюта государств стала золотой. В Германии это произошло в 1871 году, в Голландии – в 1877 году, в Австралии – в 1892 году, в Японии – в 1897 году, в России – в 1898 году, в США – в 1900 году.[26]
   Главная особенность выпуска металлических денег состояла в том, что для производства наличности необходимо было обладать драгоценным металлом. Все государства были вынуждены жить «по средствам», поневоле соблюдая это правило. Кроме того, в результате всевозможных катаклизмов драгметаллы в монетах истирались, терялись, тонули. А для восполнения этого убытка был необходим тяжкий и долгий труд в серебряных шахтах и на золотых приисках. Средневековые государства испытывали сложности с развитием промышленного производства и торговли отчасти по банальной причине отсутствия отчеканенных металлических денег. Не добывалось столько золота и серебра, сколько финансовых средств требовалось для роста экономики. Отсюда и бурное развитие алхимии, с помощью которой пытались получать золото из других металлов путем химических реакций и колдовства. Спасением стало завоевание Испанией новых заморских территорий. Золото инков и ацтеков широким потоком хлынуло в Европу, обеспечив будущую эпоху Возрождения и промышленный рост. Следом за идальго грабить, то есть осваивать, открытые земли бросились португальцы, французы, англичане и голландцы.
   Следующим этапом мировой истории денег стало появление их бумажной версии. В отличие от распространенного мнения сам по себе выпуск денег на бумаге не являлся злом. Поначалу не было и речи о выпуске необеспеченных неметаллических денег. Первые бумажные деньги появились очень давно, примерно в VII–VIII столетии в Китае. Попавший туда Марко Поло язвительно писал, что в то время как европейские алхимики пытаются создавать из различных металлов золото, китайские императоры научились превращать в золото обыкновенную бумагу. Действительно, в XIII веке бумажные деньги уже приобрели в Китае широкое распространение. Они имели форму четырехугольных пластинок и были снабжены особыми знаками и печатями. Изготовлены были весьма искусно. Эти билеты обладали различной покупательной способностью и под страхом смертной казни были обязательны к приему. Помимо кнута имелся и пряник – любой обладатель бумажной купюры мог в любой момент обменять ее на золото.
   В России бумажные деньги появились лишь спустя пять веков после посещения Марко Поло Поднебесной. В 1768 году граф Сиверс подал Екатерине II записку, в которой доказывал пользу их введения в России. Эта польза была очевидна, и уже в следующем 1769 году в России были выпущены первые ассигнации. Чтобы новые бумажные деньги пользовались доверием, необходимо было не только обеспечить их повсеместный прием во все казенные платежи. Главным условием успеха ассигнаций, как и в Китае, становилось обеспечение их металлической «составляющей». Для этого в специально учрежденном банке были аккумулированы медные деньги ровно на ту же сумму, на которую было выпущено ассигнаций. Купюры первого образца в России выпускались четырех достоинств: обычные для нас 100, 50 и 25 рублей и экзотические – достоинством в 75 рублей. Последние были достаточно быстро выведены из обращения, так как их легко было подделывать путем перерисовывания 25-рублевой. Все купюры были одного цвета, что и облегчало задачу фальшивомонетчикам. Деньги такого достоинства больше никогда в России не выпускали, памятуя о печальном опыте.
   К началу XX века золотым содержанием были обеспечены все основные мировые валюты, уже давно перешедшие в «бумажный» формат. Это значит, что золотой запас державы соответствовал количеству выпущенных ее казначейством ассигнаций, а любой владелец кредитного бумажного билета мог в любой момент обменять его на определенное количество желтого металла. Но зачем вам золото в повседневной жизни? Вполне достаточно возможности его получить при первой необходимости. Такую гарантию везде брало на себя государство, и американский доллар и русский рубль были вполне «золотыми».
   В мировой экономике, построенной на капиталистических принципах, твердо соблюдался вполне социалистический принцип – все жили так, как работали. Нетрудовых доходов, то есть не обеспеченных золотом, страны не имели. И так продолжалось до 1913 года, пока в Соединенных Штатах Америки не сделали смелое и поистине эпохальное открытие. Вернее, об этом банкиры знали очень давно. Если обладать возможностью выпускать бумажные деньги, но не быть связанным требованием обеспечивать их золотом, богатство может стать безграничным. А безмерное богатство неизменно идет рука об руку с беспредельной властью. Для обогащения всегда необходима власть, а для удержания и захвата власти всегда нужны деньги. Для получения всемирного богатства нужна всемирная власть. Для сохранения власти над миром нужен неиссякаемый источник средств.
   От такой идеи захватывало дух. Но нужно было с чего-то начинать. Для этого требовалось взять под свой контроль эмиссию, то есть выпуск денег, в крупной мировой державе. Вторым условием успеха становилось обязательное устранение с политической карты других держав, способных поставить под сомнение право одной из них выпускать ничем не обеспеченные деньги.
   Сопоставьте две даты.
   1. В декабре 1913 года в США была создана Федеральная резервная система (Federal Reserve System) – первая в человеческой истории ЧАСТНАЯ ЛАВОЧКА, получившая право печатать деньги.[27]
   2. В августе 1914 года началась Первая мировая война.
   Итогом мировой бойни стало исчезновение четырех крупнейших мировых монархий, Великобритания и Франция оказались в сложнейшем экономическом положении, а мировая экономика пережила кризис, подобного которому она не переживала еще никогда.
   Случайное совпадение? Нет, не случайное.
   Процесс создания Федерального резерва в США был весьма любопытным и достоин подробного рассмотрения. В монархических странах чеканка монеты была уделом государственного казначейства, имевшего множество названий в разных странах, однако всегда сохранявшего свой государственный статус. В демократической Америке, как известно, основным законом является конституция. Открываем, читаем: «Конгресс имеет право <…> чеканить монету, регулировать ее ценность и ценность иностранной монеты…».[28] Все правильно, власть в республике Соединенные Штаты Америки принадлежит народу, конгресс – это его представители. Они и обладают полномочиями чеканить монету. Так в США и было до декабря 1913 года, когда народные избранники утвердили эпохальный Акт о Федеральном резерве (The Federal Reserve Act, или The Act of December 23, 1913).[29]
   С того момента монету в Америке чеканит частная лавочка. Слово «федеральная» в названии этой конторы смущать нас не должно. Это обыкновенная мимикрия, «федерализма» в ней не больше, чем в частной почтовой службе «Федерал Экспресс» (Federal Express). Возьмите в руки доллар, приглядитесь. Прямо наверху идет надпись «Federal Reserve Note», что означает «Банкнота Федерального резерва».
   Понимаете?
   Перед вами не доллар США, а доллар Федеральной резервной системы!
   Надпись «the United States of America», расположенная чуть ниже, имеет чисто географическое значение, указывающее нам, где находится организация, выпустившая данную банкноту. Эта надпись не означает, что вы держите в руках деньги Соединенных Штатов Америки. Более того, до создания ФРС на долларах как раз и было написано, что это банкнота США. По-английски «United States Note». Впервые бумажные доллары с такой надписью были выпущены в период Гражданской войны в США (1861–1865).[30] Именно тогда и возникли знаменитые сленговые наименования американской валюты «грины», «баксы» и «зеленые». Как известно, доллар (был) зеленого цвета. Особенно много «зелени» на его обратной стороне, где практически нет надписей черным шрифтом и отсутствует портрет государственного деятеля. Бумажные доллары стали называть «greenbacks», что в переводе с английского означает «зеленые спинки».
   Так что же такое ФРС? Федеральная резервная система – это частный банк, которым владеют другие частные банки. И она выпускает денежные знаки, которые по старинке, по привычке называются американскими долларами. Была надпись «United States Note» на американской валюте, а потом исчезла. Но поскольку сам «бакс» остался таким же зеленым, то разницы никто и не заметил. Сегодня мы держим в руках кусочек зеленой с цветными разводами бумаги, даже не подозревая, что она не имеет к США вообще никакого отношения.
   Что это значит? Это значит, что с 1913 года в Соединенных Штатах грубо попирается конституция этой страны, согласно которой только «конгресс имеет право <…> чеканить монету». Чтобы понять абсурдность такого положения вещей, давайте спроецируем ее на российскую ситуацию. Согласно статье 80 нашей Конституции, «Президент Российской Федерации является главой государства».[31] Согласно статье 87, он «является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации».[32] А теперь представьте себе ситуацию, когда наш президент взял бы да и подписал указ о том, что главнокомандующим армией он назначает господина такого-то. По форме все законно: глава государства подписал указ, вступивший в силу, а по сути – грубое нарушение основного закона, прямо говорящего о том, кто является главой наших вооруженных сил.[33] Точно такая же ситуация незаметно для окружающих сложилась с ФРС. Американский конгресс получил свою власть от американского народа, чтобы пользоваться этими полномочиями только в интересах народа. Как и наш президент, конгресс США не имеет права самовольно, по своему решению, отдать кому-то свои функции или часть из них. Однако отдал же…
   В справочниках вы прочитаете другое объяснение сущности Федрезерва: «независимый финансовый орган, созданный для выполнения функций центрального банка и осуществления централизованного контроля над коммерческой банковской системой США».[34] Если вдуматься, то даже в этом сухом тексте написана правда. Только никто не задумывается над прочитанным. Верят на слово, привыкли.
   А давайте задумаемся.
   Независимая, то есть негосударственная, структура осуществляет контроль над финансовой системой США.
   Что составляет эту финансовую систему?
   Коммерческие банки, государственных банков в США нет. Значит, ФРС контролирует деятельность коммерческих банков.
   Кем была создана ФРС?
   Ее основали 12 Федеральных резервных банков.
   Кто основал эти Федеральные резервные банки? Государство?
   Нет, в США нет государственных банков, они все частные. Учредителями Федеральных резервных банков являются самые обычные коммерческие банки, которые были сгруппированы по территориальному признаку.
   Кого контролирует ФРС? Коммерческие банки?
   Да. Но ведь ФРС… ими и создана?!
   Выходит, что Федеральная резервная система контролирует… сама себя.
   Может быть, мы ошибаемся? Проверим себя: заглянем в американский телефонный справочник «Желтые страницы». Там мы сможем найти координаты ФРС и составляющих ее Федеральных резервных банков не на голубых страницах, где напечатаны телефоны государственных организаций, а на белых страницах частных компаний. Как раз рядом с почтовой компанией «Федерал Экспресс». Но кто из американцев и иностранцев обращает на это внимание? Кто из них звонит в Федрезерв? Кто приходит туда по указанным адресам? Не замечают этого глобального обмана и наши соотечественники. Ведь в сообщениях информагентств министр финансов США будет указан вместе с главой ФРС, и они вместе будут говорить на важнейшие темы.
   «Сегодня глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке и министр финансов страны Генри Полсон выступят в Финансовом комитете Конгресса США», – передает «РосФинКом».[35]
   «…предстоящее параллельное выступление главы ФРС Бена Бернанке на комиссии по экономической политике и министра финансов США Генри Полсона в Китае вызвали очень оптимистичные ожидания в адрес доллара».[36]
   Когда простые люди смотрят телевизор, читают газеты, роются в Интернете, то подвох распознать невозможно. Все чинно и благородно. Создается полная иллюзия того, что это два равнозначных государственных чиновника…
   Но на этом сюрпризы не заканчиваются. Мало того что Федеральная резервная система совсем не «федеральная», так она еще и не «резервная». У ФРС нет никаких резервов. Ни золотых, ни валютных, ни серебряных. Никаких. Нет ничего – только офисы, секретарши и компьютеры. Но у ФРС есть самое главное – право МОНОПОЛЬНОГО выпуска доллара. Если у вас в руках «печатная машинка», никакие ценности вам и вправду не нужны. Вы сможете напечатать деньги и все необходимое за них получить. Федеральная резервная система имеет такую печатную машинку. Она же выполняет и контрольные функции. Она прокурор, она судья, она же и адвокат. Согласитесь, это очень удобно. Получается, что негосударственная структура осуществляет контроль над финансовой системой США, страны, которая играет доминирующую роль в мире. Значит, ФРС контролирует не только США, но, по сути, и всю финансовую жизнь планеты.
   Но неужели ФРС полностью отделена от государства? Да, как церковь в советской России. Если вы возьмете книгу, написанную главой ФРС Аланом Гринспеном, то там вы именно это и прочитаете: «Федеральная резервная система, формально не зависящая от Белого дома».[37] Секрет в том, что ФРС не только формально, но и неформально не зависит от властей США! Однако видимость приличий тщательно соблюдается. Убедиться в этом несложно. Достаточно посмотреть, как осуществляется ротация руководителей Федеральной резервной системы. С виду все благопристойно. Совет управляющих ФРС в составе семи членов назначается президентом США с одобрения конгресса США. Вроде бы государство при этом процессе присутствует, но в том-то и дело, что «вроде». Оказывается, президент хоть и утверждает семерых членов Совета управляющих ФРС, но не имеет права отдать ФРС какой-либо приказ или сместить этих самых управляющих. Ведь по закону Федеральный резерв независим!
   Совсем недавно, после победы Барака Обамы на выборах, довелось слушать ведущих утреннего эфира на главной либеральной станции нашей страны. Рассуждая о серьезных вещах, эти ребята демонстрируют уровень знаний первоклассника. Понимания еще меньше. Зато напыщенности, самомнения и, что самое печальное, НЕНАВИСТИ К СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ СТРАНЕ – громадный избыток. Так вот, рассуждая о смене команды Белого дома, они всерьез говорят о возможности замены новым президентом главы Федеральной резервной системы. И приходят к выводу, что его, то есть Бена Бернарки, победивший Барак Обама менять не будет. Мол, коней не меняют во время кризиса. А ведь логика политической системы, установленной в США, должна, по идее, вести к обратному. Раз в четыре года проходят выборы, невзирая ни на какие проблемы в экономике. Если в разгар финансового кризиса не надо менять руководителей, ответственных за финансы, то есть за этот самый кризис, то зачем проводить эти выборы? Следуя логике наших горе-журналистов, надо их отложить и позволить Джорджу Бушу навести в экономике порядок. И уж потом, лет через пять, провести голосование. Ясно, что так никто не поступает, раз написано в Конституции США раз в четыре года, 4 ноября, значит, так тому и быть.
   Проходят выборы, приходит новый президент, и меняется вся команда, управляющая страной. Это не только вице-президент и госсекретарь. Это около пяти тысяч человек, состоящих на государственной службе. Приходят новые лица не только на первые роли, но и на вторые и на десятые. Не меняется лишь… глава ФРС.
   Почему? Потому, что президент США не может его назначить, как не может его уволить. То есть формально назначение главы ФРС подписывает он, но на самом деле решение принимается совсем в другом месте. Наши журналисты этого не знают и потому строят ненужные догадки. Если бы глава США мог менять главу Федрезерва, он бы это обязательно делал. Иначе получается абсурд: пришла команда демократической партии на все посты, а ключевой финансовый пост занимает тот же человек, что совсем недавно верой и правдой служил республиканцам. Именно против этого курса выступал Барак Обама, благодаря чему получил голоса избирателей!
   Убедиться в справедливости этих слов несложно. Достаточно приглядеться к карьере предыдущего главы ФРС Алана Гринспена. Этот уважаемый господин возглавлял Федрезерв целых девятнадцать лет: с 1987 года по 2006 год. Избирали его на этот пост члены совета управляющих Федрезерва, которые назначаются президентом… на четырнадцать лет.[38] Сколько в США президентский срок? Четыре года. Спросите себя, как человек, избранный на четыре года, может контролировать избранного на четырнадцать? Никак. «Фактически, – пишет об этом сам Алан Гринспен, – их должность мало чем отличается от пожизненной».[39]
   Структура ФРС крайне запутанна, и это сделано намеренно. Чтобы простой человек махнул рукой и не стал вдаваться в подробности. Люди, выбирающие руководителя Федеральной резервной системы, назначаются на 14 лет. А вот глава ФРС, председатель, назначается, как и президент США, – тоже на 4 года. Казалось бы, логика понятна: президент, уходя, уводит с собой всю свою команду, включая главу Федрезерва. Но на практике все по-другому. Алан Гринспен бессменно руководил ФРС 19 лет. Может быть, не менялась правящая партия? Может быть, это причина несменяемости главы Федрезерва?
   Нет, партии менялись. Алан Гринспен руководил ФРС:
   ? при президенте-республиканце Рональде Рейгане;
   ? при президенте-республиканце Джордже Буше-старшем;
   ? при президенте-демократе Билле Клинтоне;
   ? при президенте-республиканце Джордже Буше-младшем.
   Каждый новый президент заново назначал его на высший финансовый пост в США. И так продолжалось, пока сам Гринспен не ушел в отставку. Особенности личности? Нет, то же мы наблюдали и в более ранний период: в 1979 году президент-демократ Джимми Картер назначил главой ФРС Пола Волкера. «Как выяснилось впоследствии, до назначения Волкера на пост председателя Картер вообще не знал о существовании этого человека. Кандидатуру Пола предложили Дэвид Рокфеллер и банкир с Уолл-стрит Роберт Руса, которые убедили президента, что именно Волкер способен унять волну беспокойства в финансовом мире».[40]
   Очень мило Джимми Картер делает перестановки в своем правительстве. И «по совету друзей» назначает на ключевой пост человека, которого он не то что лично не знает, а не знает совсем![41]
   Но вот президентом становится Рональд Рейган. Он республиканец. Команда Картера уходит. Вся, за исключением… Пола Волкера, который продолжает трудиться. Может быть, он беспартийный и именно это позволяет ему остаться при смене партий у руля американского государства? Нет, Волкер – член демократической партии.[42] Но республиканец Рональд Рейган его не меняет, а, наоборот, опять ставит Пола Волкера во главе Федрезерва в 1983 году, когда истекли четыре года с момента назначения его Картером. Так и будет Пол Волкер возглавлять ФРС до 1987 года, пока на этом сверхважном посту его не сменит Алан Гринспен.
   Но знаете, что самое любопытное во всем этом? 26 ноября 2008 года Барак Обама предложил создать Консультативный совет по экономическому восстановлению (The President's Economic Recovery Advisory Board). Этот совещательный орган при президенте США будет состоять из неправительственных экспертов. Председателем комитета Барак Обама предложил назначить… бывшего главу ФРС Пола Волкера.
   Вот тебе, бабушка, и Юрьев день![43] Кто еще ждет от Барака Обамы решительных перемен?
   Решения Федеральной резервной системы не могут быть изменены правительством США или кем-либо другим. Не казначейство США, не какой-либо другой госорган, а Федеральная резервная система выпускает доллары, а вернее, дает их в долг правительству Соединенных Штатов Америки.
   Деньги Федрезерв дает государству под залог выпущенных правительством облигаций. Затем, собрав налоги с предприятий и граждан, США отдают долг ФРС с процентами, ведь ценные правительственные бумаги гарантируют их держателям процент. Любопытный момент. Все знают, что государство Соединенные Штаты Америки выпускает ценные бумаги. И никто не задает себе вопрос, а почему это же государство не изготавливает деньги на ту же самую сумму? Эту странность отмечал еще изобретатель электричества Томас Эдисон: «Было бы абсурдным утверждать, что наша страна может выпустить на $30 млн облигаций и не в состоянии выпустить $30 млн банкнот. Оба финансовых инструмента являются платежными обязательствами, однако один выгоден ростовщикам, а второй помогает людям».
   Деньгами спекулировать невозможно, у них нет номинальной и курсовой стоимости. А облигациями можно и нужно спекулировать: стоимость облигаций, акций и всех прочих финансовых бумаг постоянно меняется в отличие от стоимости денег. Оттого система финансов США и всего мира так похожа на дом умалишенных…
   ФРС является крупнейшим кредитором американского правительства. Так уж устроен мир, что заемщик всегда «пляшет под дудку» своего кредитора. Странно? Эта странность будет понятна вам, если вы поймете, что президент США правит лишь на бумаге. А реальная власть принадлежит вовсе не ему. Поэтому глава ФРС приходит на четырнадцать лет, и, как бы ни менялись партии в Вашингтоне, лишь естественные причины могут помешать ему использовать этот срок до конца.
   Не верите – проверьте.
   Когда в истории США глава ФРС был сменен победившим президентом?
   История создания Федеральной резервной системы похожа на детектив. С чего бы вдруг американское государство, успешно выпускавшее доллары на протяжении почти 150 лет, должно было от этого отказаться? Доллар всегда был очень хорошей валютой. В данном случае я имею в виду не качество его полиграфического исполнения, а покупательную способность. Вспомните романы Марка Твена, Джека Лондона. Сто долларов тогда были сумасшедшими деньгами. Крепкими и дорогими были до XX века и франк, и марка, и фунт стерлинга.[44] Но тем не менее накануне Первой мировой войны один доллар стоил два полновесных царских рубля. Значит, справлялись в Вашингтоне с этой многотрудной задачей, и справлялись неплохо. Учились, можно сказать, на ходу. До появления собственных денег в США использовали испанские, английские и французские. В 1785 году американский конгресс принял постановление о принятии в качестве денежной единицы доллара. В 1792 году в Филадельфии был учрежден монетный двор, и в 1793 году появились первые американские доллары.
   Зачем отдавать эмиссию в руки частной конторы? Просто задайте себе этот вопрос. 121 год американские власти сами успешно выполняли свой «супружеский» финансовый долг и вдруг в одночасье отдали это важнейшее право кому-то другому. Почему? Неужели государство само не может начеканить денег? Если оно такой элементарной вещи сделать не может, то что такое государство вообще может?
   «…нам было приказано забыть о фамилиях и не обедать вместе в канун нашего отбытия. Мы обязались явиться в назначенное время на железнодорожную станцию у побережья Гудзона в Нью-Джерси, а также прибывать поодиночке и как можно незаметней. У станции нас должен был ждать личный автомобиль сенатора Олдрича, прикрепленный к последнему вагону поезда на юг.
   Когда я подошел к тому автомобилю, шторы были опущены, и только слабые проблески желтого света обнаруживали форму окон. Оказавшись внутри, мы принялись соблюдать оговоренное табу, наложенное на наши фамилии, и обращались друг к другу по именам – «Бен», «Пауль», «Нельсон» и «Эйб». Мы <…> решили прибегнуть к еще большей конспирации и отказались от личных имен».[45]
   Что это? Описание встречи законспирированных разведчиков? Сходка высших членов мафии? Нет, такими словами один из участников описывал тайное совещание, на котором было принято окончательное решение о создании Федеральной резервной системы. Оно прошло в 1910 году на маленьком острове Джекил в Атлантическом океане. Соблюдая все правила конспирации, банкиры направлялись на остров, скрывая свои имена и фамилии. С прибытием маскировка только усилилась.
   «В течение недели или десяти дней мы были полностью изолированы от внешнего мира, не пользовались телефоном и телеграфом. Мы спрятались на заброшенном острове. Там было много цветной прислуги, но они не имели никакого представления о том, кто такой Бен, или Пауль, или Нельсон, не говоря уже о Вандерлипе, или Дейвисоне, или Эндрю. Все эти имена им ни о чем не говорили».[46]
   Словно воры, под покровом ночи банкиры тайком пробрались на далекий остров, используя кодовые имена и изменив внешность. На этом совещании, проходившем в одном из конференц-залов отеля, известного сегодня как Jekyll Island Club Hotel, был согласован, а по словам Франка Вандерлипа, был написан, доклад сенатора Олдрича перед конгрессом.[47] Этот человек, Нельсон Олдрич, и предложил создать в Соединенных Штатах частный центральный банк под названием Федеральная резервная система.
   Однако для всякого действия нужен повод. Для изменения финансовой модели страны он тоже был нужен – только финансовый. Предлог был придуман весьма благородный. Американскому сенату объяснили, что необходим орган, который будет профессионально бороться с финансовой нестабильностью. Следовательно, сначала следовало создать эту самую нестабильность. И ее создали.
   Ни один банк мира не выдержит такой ситуации, когда все его вкладчики разом потребуют свои деньги назад. А если при этом коллеги по цеху откажут банку в кредитах и, наоборот, потребуют немедленного погашения этим банком имеющихся перед ними долгов, крах такого финансового учреждения неминуем. Примерно так и был организован кризис, получивший название финансовой паники 1907 года. При внимательном его изучении мы увидим до боли знакомые картинки, родимые пятна всех будущих кризисов. Все они похожи друг на друга, словно близнецы, но не потому, что вызваны одной и той же экономической проблемой, а потому, что организованы по схожей методике.
   В качестве мишени был избран инвестиционный банк Knickerbocker Trust. Это был третий по величине игрок на рынке. Неожиданно возникшие слухи о его серьезных проблемах привели к тому, что вкладчики пошли за деньгами. Руководство Knickerbocker Trust обратилось к ведущему банкиру тех дней – Джону Пирпонту (Джей Пи) Моргану. Но тот отказался помочь, несмотря на то что состоял в приятельских отношениях с владельцем терпящего бедствие банка. Слухи об отказе Моргана подхлестнули панику. Ее пик пришелся на 22 октября 1907 года. С открытия банка и до полудня вкладчики забрали около $8 млн, что соответствует нынешним $50 млн.[48] В полдень Knickerbocker Trust закрылся и прекратил все выплаты. Спасать свои деньги бросились вкладчики других финансовых организаций. 23 октября началась паника в Trust Company of America, втором по величине тресте в стране: за сутки было выдано $13 млн из $60 млн активов. 24 октября 1907 года кризис перекинулся на Нью-Йоркскую фондовую биржу. Один за другим стали закрываться и банкротиться банки (лишь в этот день обанкротилось 7 банков), брокерские конторы и тресты (не только в Нью-Йорке, но и по всей стране).[49]
   И тогда на сцену в качестве спасителя выступил… Джей Пи Морган. Именно он «спас» американскую экономику, будучи одним из главных организаторов кризиса. Морган отказался урегулировать проблемы на стадии возникновения, дал им разрастись, а потом решительно приступил к их быстрой ликвидации. Вместе с другими банкирами влил около $25 млн в финансовый рынок Штатов, что стабилизировало ситуацию.
   Важно понять, что любой финансовый кризис – это отсутствие денег. Приходят деньги – кризис заканчивается.
   Тушить пожар легче всего самому поджигателю. Спрятавший что-то в темной комнате найдет эту вещь быстрее тех, кто не знает, где она лежит.
   Банки стали выпускать сертификаты – «заменители денег», чтобы увеличить денежную массу. Сам Морган гарантировал размещение облигаций города Нью-Йорк и тем спас его от банкротства. Авторитет Джона Пирпонта был очень велик, «общеизвестно, что его слово было надежнее любых бумаг».[50]
   «Спасающий родину» Джей Пи не забывал и о хлебе насущном. Под предлогом спасения от гибели он приобрел железнодорожную компанию Tennessee Coal, Iron and Railroad (TCI), надвигающееся банкротство которой грозило падением многих брокерских контор, владеющих ее акциями. И хотя президент Рузвельт[51] был противником создания монополий, на это поглощение он закрыл глаза.
   Итогом паники 1907 года стало снижение экономических показателей. Рынок акций упал на 37 %; по крайней мере 25 банков и 17 трестов обанкротились; цены на сырье упали на 21 %; производство за год упало на 11 %, а безработица выросла с 2,8 до 8 %.[52] Потери понесли многие структуры. Морган же вышел из кризиса в абсолютном плюсе: заранее зная о грядущем обвале, который сам и организовал, он продал акции дорого, скупив затем их по дешевке, докупил акции других нужных компаний, при этом еще и заработав. Но главной прибылью банкира стал капитал общественного доверия к нему. Ведь все были уверены, что только благодаря вмешательству Моргана кризис так и не стал полномасштабным. В июне 1908 года экономические показатели вновь пошли в гору. В Принстонском университете «героя»-банкира чествовал уже новый президент США Вудро Вильсон: «Всех наших проблем можно было бы избежать, если бы мы назначили специальный комитет из шести-семи государственных мужей, таких как Джей Пи Морган, чтобы решать проблемы нашей страны».
   И за словом последовало дело. Для того чтобы разобраться в причинах внезапно возникшего кризиса, была создана Национальная денежная комиссия (National Monetary Commission).[53] В ее обязанности входило изучение состояния дел в банковской системе и выработка рекомендаций Конгрессу. Разумеется, в основном комиссия была укомплектована друзьями и коллегами «спасителя» Моргана. Председателем был назначен сенатор Нельсон Олдрич.[54] Комиссия приступила к работе. Несложно догадаться, что основным итогом ее работы стало «понимание» необходимости создания структуры, призванной регулировать финансовую систему и не допускать в дальнейшем ее кризисов. Затем состоялась таинственная встреча банкиров на острове Джекил, где они приняли решение, что момент для создания ФРС настал.
   Федеральную резервную систему представили как панацею от всех финансовых бед. Новый орган только тем и должен заниматься, что контролировать коммерческие банки, следить, чтобы они не заигрались на бирже. А чтобы контроль был эффективным, контрольный орган должен быть независимым…
   В декабре 1913 года законопроект о Федеральной резервной системе, продвигаемый Нельсоном Олдричем, оказался перед членами американского сената. Не вдаваясь в утомительные подробности того голосования, хочется отметить, что нашелся лишь один человек, выступивший против. Носивший «ужасную» фамилию сенатор Гильберт М. Хичкок, согласившись с необходимостью создания финансового регулятора, неожиданно предложил поправки к закону, которые нивелировали его суть и смысл для банкиров. Он предлагал сделать Федеральную резервную систему не частной, а государственной монополией. Правом эмитировать (выпускать в обращение) валюту обладало бы опять министерство финансов. Однако по неведомым для нас причинам поправки Хичкока были отклонены, и законопроект был быстренько принят. Президент США подписал его в том же 1913 году, точнее говоря, за неделю, оставшуюся до его окончания.[55]
   Торопившиеся к рождественским индейкам и наряженным елкам сенаторы не особенно утруждали себя познанием финансовых истин. Те же, кто понимал, какой переворот в мировой истории сделает акт о Федеральном резерве, убеждали коллег в правоте принятого решения. Ну а банкиры были от него просто в восторге.
   «В целом, это замечательный законопроект, и он многое сделает для того, чтобы привести банковское дело и денежное обращение в устойчивое положение»,[56] – сказал Эдмунд Д. Гульберт, вице-президент Merchants Loan and Trust Company.
   Он «приведет к эластичному денежному обращению, которое избавит нас от этих паник», – вторил коллеге В. М. Габлистон, председатель Первого национального банка Ричмонда.
   «Принятие финансового закона произведет положительное воздействие на все государство, а также окажет содействие торговле. Похоже, что начинается эпоха всеобщего экономического процветания»,[57] – светился оптимизмом Оливер Дж. Сэндз, президент Американского национального банка.
   Помните слова Хрущева о том, что к 1980 году советские люди будут жить при коммунизме? Звучали они красиво, но ведь в реальности никто настоящий коммунизм строить в СССР не собирался. Точно так же красивые слова, которыми напутствовали создание ФРС банкиры, не имели к реальности никакого отношения. Федеральная резервная система создавалась не для противодействия будущим финансовым кризисам, а, наоборот, для их организации в нужный момент. Когда-то Америка была покорена европейцами благодаря огнестрельному оружию и кованым латам, которые не пробивали индейские копья и стрелы. Аналогично в начале XX века банкиры получили инструмент, с помощью которого они могли установить свое господство над этой благословенной землей. Обладая контролем над выпуском доллара, тайные владельцы Федеральной резервной «печатной машинки» могли ставить и сменять президентов и полностью манипулировать политикой Соединенных Штатов Америки…
   Лучший способ что-то спрятать – это положить на самое видное место. Вся информация о ФРС абсолютно доступна. Не нужны никакие «конспирологические» материалы – в Сети есть официальный сайт Федеральной резервной системы, надо его просто посетить, там все английским по белому написано: www. federalreserve.gov.
   Легко найти и обучающий ресурс ФРС: www.federalreserve-education.org.
   Зайдите туда, найдите с левой стороны ссылку «History», нажмите ее. И перед вами предстанут рассказ об истории создания «лавочки» и даже портреты ее героев: Джей Пи Моргана и Нельсона Олдрича. Потом нажмите кнопочку с надписью «Structure», вам предложат сделать «Structure Tour», то есть небольшое виртуальное путешествие по Федеральному резерву. Голос из динамика, дублирующий надписи, напоминающий голоса дикторов из голливудских фантастических фильмов, начнет свой рассказ. Посмотрите, послушайте. В существование ФРС сложно поверить. Сложно представить себе, что мир устроен именно так. Но это факт. Надо просто уметь читать, видеть и анализировать.
   Особенного внимания заслуживает вторая фраза экскурсии: «Тне FED is mixture of public and private elements».[58] (ФРС является смесью общественных и частных элементов.)
   Даже сам Федеральный резерв не говорит о том, что он государственная структура! Разумеется, истинная его сущность не раскрывается. «Смесь», и все. А каков в этой смеси процент «частного» и каков процент «государственного» – нигде не пишется…[59]
   Все банально и просто, несмотря на запутанную систему. Задолго до создания Федерального резерва античный поэт Вергилий говорил о том же самом: «О, на что только ты не толкаешь алчные души людей, проклятая золота жажда!»
   Ничего с тех пор не изменилось.
   А теперь немного отвлечемся. Сложно говорить о высоких материях и финансовых вершинах нашей планеты. Они далеки, малопонятны и уж очень напоминают собой события дешевого детектива. Есть же вещи простые, понятные и известные каждому. Такие, как зеленый «американский» доллар. В начале этой главы мы его внимательно рассмотрели и убедились в том, что все не совсем так, как мы себе представляем. Доллар США не принадлежит США. Но на этом чудеса не заканчиваются. Сейчас вы в этом убедитесь.
   Долларовые купюры какого достоинства вы знаете?
   Обычно говорят: 1, 5, 10, 20, 50, 100.
   Все верно. Более продвинутые пользователи добавляют редкую двухдолларовую купюру. Она считается нумизматической редкостью и, попав в руки понимающего человека, сразу выводится из оборота.
   А еще какие долларовые купюры вы знаете?
   На этот вопрос отвечают очень немногие. Оказывается, есть целый ряд банкнот, о существовании которых большинство даже не подозревает. Это купюры в 500, 1000, 5000, 10 000 и 100 000 долларов. Не знает их никто по одной простой причине: они запрещены к вывозу из США валютным законодательством страны. Банкноты достоинством $100 000 (золотой сертификат выпуска 1934 года) никогда не находились в обычном обороте и использовались лишь для расчетов между Федеральными резервными банками. Видели их единицы.
   А знаете, что, а вернее, кто, изображен на самой крупной долларовой банкноте? Чей портрет красуется на купюре в $100 000? Ответить на этот вопрос будет несложно, если вы вспомните, что деньги Соединенных Штатов печатает не государство. У Федеральной резервной системы свои герои, своя шкала ценностей, свои «любимчики» в «темном лесу» американской истории.
   На банкноте в сто тысяч долларов, обладающей наивысшим номиналом, изображен 28-й президент США Вудро Вильсон.[60] Тот самый президент США, который подписал Акт Федерального резерва и создал ФРС. По мнению Федеральной резервной «печатной машинки», именно это величайший деятель американской истории. Да что там американской! Раз Вудро Вильсон напечатан на банкноте, имеющей самую большую стоимость в истории, он и есть «самый человечный человек» всех времен и народов.
   Вот так начнешь изучать «фамильные» портреты и сделаешь очень интересное открытие…

Меню