11. Когда закончится кризис, и как фьючерсы нефть уронили

   Серьезный сбой дала сама система глобального экономического роста, в которой один региональный центр бесконечно печатает деньги и потребляет блага, а другой производит недорогие товары и сберегает напечатанные другими государствами деньги.

В. В. Путин, Давос, Швейцария, 28.01.2009



   Для отечества сделано недостаточно, если не сделано все.

Максимилиан Робеспьер


   Главный вопрос, который мучит всех: когда же кризис закончится?
   И действительно, когда?
   Чтобы понять эту истину, нужно спроецировать многосложные (якобы) мировые события на понятную каждому простую человеческую жизнь. Упрощение ситуации не меняет ее сути, но способствует пониманию.
   Итак, на одной базе хозяйничали не очень чистоплотные люди. Жить им хотелось хорошо, но много они для этого не работали. И тогда эти ушлые ребята придумали, что и как им делать, когда жить по средствам не выходит. Способов достижения этого много, но все они очень похожи друг на друга. Суть их незатейлива – чтобы получать больше, чем ты зарабатываешь, надо… воровать. Другого способа человечество до сих пор не изобрело, да и вряд ли придумает. Вот и работники базы решили потихоньку присваивать себе содержимое своего склада. Но вместе с уровнем их жизни росли и аппетиты. Через некоторое время недостача на базе стала весьма ощутимой. При первой же ревизии все выплывет наружу. Что делать любителям красивой жизни? Потихонечку списывать незаконно присвоенное. Но если похитили вагон водки, то его за день не списать. Никакая «усушка» и «утряска», никакие «бой» и «крысы» не могут в этом деле помочь. Это сделает лишь одно – время. По бутылочке за день, по ящику за месяц, так понемногу можно списать существующую недостачу, прикрыть финансовые дыры.
   Вот именно этим сейчас американцы и занимаются. Количество незаработанных жителями этой страны благ описывается цифрой ничем не обеспеченных денег, которые наштамповала Федеральная резервная система. И теперь владельцы ФРС, через «трудности» банков, через падение фондового рынка, снижение стоимости на природные ресурсы, недвижимость и продовольствие – «списывают» день за днем колоссальные суммы. «Ревизия» – это крах мировой долларовой системы. Надо успеть все списать до ее наступления. Тогда ревизия может ничего и не заметить, уехать восвояси. А парни со склада смогут вновь начать присваивать себе чужое, печатая деньги и получая взамен бесплатно материальные ресурсы. Нужно только успеть, нужно время. Именно поэтому кризис не может закончиться за неделю. Он должен продлиться во множестве квартальных отчетов банков, в которых они спишут миллиарды долларов. Он должен сдуть все ими же ранее надутые пузыри.
   Так можно ли кризис окончить быстро? Вопрос поставлен некорректно. То есть, надо ли его быстро заканчивать? Судя по всему, не только не надо, но даже нельзя! Ведь завершить начатое лишь по достижении всех поставленных целей. Но поскольку не боги горшки обжигают, то даже неведомые для нас владельцы Федеральной резервной «печатной машинки» не смогут добиться всего, чего им хотелось. Но надо попотеть, чтобы КПД организованного ими в своих интересах кризиса было максимальным.
   И они стараются. Принимают планы спасения американской экономики, которые не могут ее спасти в принципе. К чему сводятся все эти пресловутые планы, что сначала вырабатывал бушевский министр финансов Генри Полсон, а теперь предлагает администрация Барака Обамы? Суть их проста и незатейлива – влить деньги в экономику. Напечатать и влить, под разными благовидными предлогами.
   Зададим классический вопрос «монетариста»: сколько? Какова величина планируемой финансовой помощи? Сумма, которая обычно фигурирует, чуть более $780 млрд. Но даже при самом приблизительном подсчете заметно, что ее не хватит. Вспомним, что рынок финансовых страховок составил в США в 2008 году $16,4 трлн. Стоимость фондового рынка США, то есть сумма рыночных котировок всех акций, составляла порядка $10 трлн. Итого примерно $26 трлн. Во всем мире цифры будут более впечатляющими.
   И весь этот громадный финансовый шарик взяли и проткнули специально заготовленной иголочкой. «Согласно данным международного рейтингового агентства Standard & Poor's, мировые рынки потеряли в январе $5,2 трлн из-за ипотечного кризиса в США и опасений инвесторов по поводу замедления роста мировой экономики».[278]
   За один месяц потери финансового рынка составили в восемь раз большую сумму, чем выделяет американское правительство на его лечение!
   Сколько же воздуха всего сдулось из проткнутого организаторами кризиса финансового шарика?
   «Суммарная рыночная капитализация всех компаний мира за первый месяц наступившего года сократилась почти на $2297 млрд (7,15 %), показав нисходящую динамику и по итогам года. По сравнению с 31 января 2008 года мировая капитализация снизилась почти на $25 230 млрд (45,82 %). Продолжает уменьшаться и суммарная рыночная стоимость компаний ведущей экономики мира. Так, по итогам прошедшего года капитализация компаний, котирующихся на биржевых площадках США, снизилась более чем на $6796 млрд (41,13 %), сменив восходящий декабрьский тренд на нисходящий январский. По сравнению с последним торговым днем 2008 года сокращение рыночной стоимости компаний США составило более чем $880 млрд, или 8,30 %».[279] То есть получается, что за ВЕСЬ 2008 год и январь 2009 капитализация фондового рынка США снизилась с $16,5 трлн до $5,9 трлн. Сгорело больше чем $10 трлн. Каков вывод?
   Кто знаком с математикой в рамках хотя бы школьного курса, легко догадается, что при потере триллионов долларов миллиарды помочь не могут!
   Это магия больших цифр. Миллиарды настолько впечатляют обычного человека, что он и не подозревает, что эти деньги никакой проблемы не разрешат. Разве можно лечить болезнь слона, выделяя ему лекарство такими крохотными порциями? А 780 млрд обамовских долларов экономике США что слону дробина.
   Так значит, власти США не борются с кризисом?
   Конечно нет. Не для этого он затевался, чтобы его сразу и закончить, не достигнув всех возможных результатов. Не удивляйтесь, пора уже перестать удивляться. Никто в США с мировым кризисом и не борется. ФРС и правительство лишь имитируют эту борьбу, тянут время и пудрят мозги наивным американским избирателям. «Инициаторы» пожара не станут его тушить вместе с пожарными, убийца не станет вместе с полицейскими ловить самого себя. Не нужно ждать от организаторов мирового кризиса решительных шагов по его преодолению. Не надо быть наивным. Они делают то, что им надо: скупили, что смогли, в США, сжигают доллары, списывая их с балансов всех своих банков. И теперь готовятся поменять политические режимы, которые еще осмеливаются оспаривать на мировой политической карте всепоглощающую власть Федеральной резервной «печатной машинки».
   Неужели Барак Обама не будет делать ничего для преодоления кризиса?
   Нет, не будет. Пока не получит отмашки от организаторов кризиса. А если начнет делать, то может получить пулю снайпера. Потому что станет действовать вразрез с интересами владельцев ФРС.
   Может быть, заигрались организаторы кризиса, словно дети, которые баловались со спичками, подожгли наш общий дом и теперь просто не знают, что им делать?
   Тот, кто будет так наивно думать, сам уподобится младенцу.
   Выход всегда там, где и вход. Решение проблемы противоположно ее усугублению. Организаторы кризиса не решают проблем – они их лишь усиливают. Чтобы скорее аннулировать астрономические цифры напечатанных долларов. Чтобы успеть до «ревизии» списать весь вагон похищенной водки…
   Решение кризиса не так уж сложно, как может показаться. Судите сами.
   В чем суть нынешнего кризиса?
   В отсутствии денег в мировой экономике, в кризисе ликвидности.
   Как это получилось?
   После сознательных действий ФРС и ее помощников на фондовом и финансовом рынках возникли проблемы у многих компаний. Их капитализация, то есть совокупная стоимость их акций, резко упала. В этих условиях компании стали распродавать все свои зарубежные активы, чтобы улучшить свои платежные балансы. Продавая акции в Бразилии, Украине или России, все инвесторы «уходили» в доллары, ведь американская отчетность ведется в них. Начался рост курса доллара, вызванный резким повышением спроса на него. Вслед за первой волной, «уводящей» деньги, пошли вторая и третья. Люди, хоть они и брокеры, хоть и клерки, существа очень зависимые. Вспомните: летом 2008 года никто не покупал в России доллары по курсу 24 рубля. Наступила осень, за ней зима. И вот уже все бросились скупать баксы по 30, затем по 32, а потом уже и по 35 рублей. Что же не покупали доллар, когда он был дешевый, почему начали, когда стал дорогим? Где же логика?
   А она проста – человек всегда покупает то, что будет дорожать, и не покупает то, что будет дешеветь. Дайте ему направление движения, убедите примером, и он сделает все как надо. Дождется роста доллара на 30 % и побежит его покупать, даже не задумываясь над абсурдностью подобных действий. Финансисты действуют точно так же. Когда доллар начал расти на мировом рынке, все кинулись его покупать. Масса до тех пор спокойных инвесторов стала делать совершенно очевидные для себя вещи: продавать то, что дешевеет (нефть, акции, металлы), и покупать то, что дорожает (доллар). В итоге нефть стала дешеветь еще больше, а доллар продолжил дальше расти.
   Распродав все свои активы и переведя всю вырученную сумму в доллары, инвестор начинал задумываться над своими дальнейшими действиями. Ведь доллар тоже не конечная цель, а всего лишь средство. Если сидеть на мешке с зелеными, то денег больше от этого не станет. Деньги требуют вложения и преумножения.
   Куда их вкладывать, если дешевеет все сырье падает недвижимость, и в мире наблюдается сильная нестабильность?
   Во что-то сверхнадежное и сверхстабильное. Золото? Да, спрос на него увеличивается в период нестабильности. Но есть в мире кое-что получше. Что же это такое? Таким инструментом являются уже знакомые нам государственные облигации США (трежерис). Все инвесторы и начинают их покупать. Почему их, а не золото? Недаром Федеральная резервная система отвязывала доллар от золота. В итоге в современной нам экономике золото – вовсе не самое надежное вложение денег. Ведь цена на него скачет, как заяц в лесу. Купишь сегодня за одни деньги, и нет никакой гарантии, что получишь прибыль, а не убыток.
   Кто продает трежерис на рынке?
   Федеральная резервная система. Она создана, чтобы регулировать финансовую махину США. Для этого у ФРС есть два механизма: вбрасывать деньги в экономику через «дисконтное окно», то есть давать кредиты, и покупать-продавать государственные облигации США.
   Когда ФРС продает облигации, денег в экономике становится больше или меньше?
   Облигации продаются за доллары, следовательно, деньги изымаются из экономики, а вместо них владельцу долларов дается расписка Соединенных Штатов с обязательством вернуть данную суму с процентами через определенный промежуток времени. В результате денег в экономике становится меньше. Чем больше продано трежерис, тем меньше свободных денег в экономике. Нет денег у банков, никто не дает кредитов, никто не покупает акции – все инвесторы купили государственные облигации США. Значит, продажа облигаций, то есть работа ФРС, лишь усугубляет кризис. Вместо его прекращения Федрезерв делает все для его усиления. Ведь очевидно, что для прекращения проблем в финансовой сфере необходимо действовать ровно наоборот. Надо не продавать, а покупать облигации, впрыскивая в экономику деньги.
   Почему же Федрезерв не поступает таким образом и не скупает гособлигации США?
   При скупке трежерис в оборот вышло бы большое количество долларов, которые, грубо говоря, обесценили бы сами себя. А долларов должен быть недостаток, чтобы они были в цене, поэтому их надо изымать из экономики и сжигать уже внутри самой эмитирующей их системы. Среди своих банков, без лишних глаз, без лишней суеты.
   Под громкий аккомпанемент свободных СМИ о борьбе с кризисом ФРС ежедневно продает облигации.[280] Долг США растет. Кризис усиливается. Обезвоженная экономика каждый день обезвоживается все сильнее. Ведь пылесос, включенный организаторами кризиса, отсасывает из мировой экономики средства каждый день. Когда мы слышим, что инвесторы вывели десятки миллиардов долларов из России, мы должны понимать, что эти деньги засосал пылесос Федрезерва, что они вложены в облигации. И точно так же деньги вывели из Мексики и Боливии, Исландии и Украины. Наша «демократичность» или «непрозрачность» тут ни при чем. Пылесос не спрашивает у денег ни национальности, ни происхождения. Он втягивает всех.
   Как можно преодолеть кризис?
   Совершенно очевидно, что выход из кризиса потребует времени. Но первое, что нужно сделать, – это закрыть Федерезевр на пару недель. Устроить банковские каникулы наподобие тех, что организовал штатовским банкам в начале своей карьеры Франклин Рузвельт. Надо, чтобы прекратились продажи государственных облигаций США. Если уж нельзя их покупать из-за опасения обесценивания доллара, надо, по крайней мере, не продавать облигации, чтобы остальные деньги остались в экономике. Самое забавное, что эти идеи можно вычитать в книге бывшего главы Федрезерва Алана Гринспена!
   «Когда государство тратит слишком много, оно вынуждено прибегать к заимствованиям. С этой целью оно продает казначейские ценные бумаги, тем самым выкачивая из экономики средства, которые иначе были бы вложены в частный сектор».[281]
   Представьте себе картину. Запаниковавший инвестор перевел средства в доллары и пришел покупать облигации. А ФРС не работает. Табличка на «дисконтном окне» висит наподобие советской «Ушла на базу, вернусь не сразу». Что делать бедному спекулянту, то есть инвестору? Пойдет покупать облигации у других владельцев. Для этого предложит цену больше той, что заплатил владелец. И тем самым уменьшит доходность облигации. Допустим, облигация стоит $100, а ее доходность составляет 4 %. Это значит, что через год владелец получит $104. Следовательно, продать облигацию можно за 101, 102, 103 доллара. Покупка ее за $104 не имеет смысла, а за $105 несет прямой убыток покупателю.
   Что это значит? А это значит, что перепродавать друг другу трежерис инвесторы долго не смогут. И тогда перед ними снова встанет вопрос, что же делать с мешком долларов, на котором они сидят перед закрытой на переучет Федеральной резервной системой.
   Вариантов будет не много.
   1. Не делать ничего. Вариант плохой – время идет, инфляцию никто не отменял, деньги тают.
   2. Купить акции.
   3. Купить природные ресурсы: нефть, металлы, золото.
   4. Купить недвижимость.
   5. Положить средства в банк под проценты.
   Как мы видим, практически любое решение инвестора помогает преодолевать кризис, так как он вкладывает деньги в экономику, а не вынимает их из нее. Но никто «почему-то» не подталкивает события в нужное русло. Почему? А вдруг некоторые инвесторы вообще могут додуматься до совершенно крамольных вещей. И открыть заводик где-нибудь в Оклахоме, начать что-то конкретное производить, создать рабочие места….
   Для скорейшего преодоления кризиса Федеральная резервная система должна прекратить работу.
   И одного этого условия будет достаточно.
   Но она работает. Ее руководители предлагают новые планы по борьбе с кризисом. Это значит, что нынешний кризис не закончится очень быстро. И настанут новые кризисы. Ведь не все задачи еще решены…
   Одним из интереснейших вопросов нынешнего экономического «чуда наоборот» является понимание, с помощью какой волшебной палочки удалось с июля по декабрь 2008 года обвалить цену на нефть более чем в четыре раза. Ведь инвесторы еще летом покупали нефть по $147 за баррель, а «аналисты» в один голос предвещали стоимость в $200 к концу года. И тут цена, как на саночках, покатилась вниз. Но как же это возможно? Ведь если верить теоретикам рыночной экономики, то такому падению цены должно предшествовать такое же сокращение потребления нефти?
   Вы верите, что в декабре 2008 года мировая экономика стала потреблять 1 баррель нефти там, где еще в июле потребляла 4 барреля?
   Нет, это невозможно. Потому что причина не может наступить позже следствия. Потому что следствие не может наступить раньше причины. Что в нашем случае следствие? Падение стоимости нефти. Что в нашем случае причина? Кризис. Но ведь сначала наступил ипотечный кризис в США. Разве заемщики американских банков покупали в ипотеку бензин? Разве они в нем, в бензине, живут? Нет. Не выплатив деньги банку и отдав ему свой ипотечный дом, они либо переезжают в съемное жилье, либо, в самом плохом случае, начинают жить… в автомобиле. Уж машина-то точно есть у каждого американца, кто решил купить себе дом. Именно дом, не коробок спичек. Заметьте, начало кризиса – это момент, когда у американца на жилье не хватает, а не на бензин! Да и то потому только, что он вдруг стал должен выплачивать ежемесячно существенно большую сумму, чем первоначально планировал. Которая увеличилась из-за роста процентной ставки ФРС. Так причем здесь сокращение потребления нефтепродуктов? Почему этот американец начнет потреблять меньшее количество бензина?
   Еще не закрылись предприятия. Еще не рухнул финансовый рынок, не было массовой безработицы. Да собственно говоря, ее не намечалось и концу 2008 года, когда кризис был в самом разгаре. На начало 2009 года безработных в США около 11 млн человек.[282] Это очень много, спорить тут не о чем. Вопрос в другом. Нам все время говорят, что нынешний кризис невероятно сильный и глубокий и такого не было в США и мире со времен Великой депрессии, то есть с 1929 года. И именно как критерий глубины проблем выставляют это огромное число безработных. Действительно ли не было ничего подобного в истории США?
   «В апреле 1980 года основные процентные ставки в США перевалили за 20 %. Автомобили перестали продаваться, дома остались недостроенными, миллионы людей потеряли работу – к середине 1980 года уровень безработицы возрос до 9 % и продолжал повышаться вплоть до конца 1982-го, чуть не дотянув до 11 %».[283]
   Это написал не Геннадий Зюганов, не Уго Чавес и не Фидель Кастро, а Алан Гринспен. Бывшего главу ФРС сложно заподозрить в желании очернить свою родину. Значит, все именно так и было. И уровень безработицы был в 1982 году точно такой же, как в начале 2009 года. Вы когда-нибудь слышали о страшном кризисе 1982 года? Нет. И не слышали по двум взаимоисключающим причинам.
   1. Кризис был, но рассказ об этом нарушил бы глянцевую картинку превосходства экономики США над экономикой СССР. Зачем начинать в 1985 году Перестройку, чтобы построить у себя модель, обанкротившуюся за океаном тремя годами ранее. Нелогично. Поэтому никто о кризисном 1982 году нам и не рассказывает.
   2. Вторая причина еще банальнее – никакого страшнейшего кризиса в 1982 году в США не было.
   Вывод в любом случае неутешительный для либеральных сказочников. Если кризис был, то странно, что о нем забыли все независимые газеты, свободные журналисты, умные «аналисты» и честные политики. Если его не было, то количество безработных не является в американской экономике показателем силы кризиса. Владельцам ФРС проще дать безработному негру пособие, нашлепав еще немного долларов, чем мучиться его трудоустройством. К тому же раздача денег бедным стимулирует спрос и приводит к росту экономики. Никогда над этим не задумывались? Вспомните: наверняка кто-то из родственников и знакомых рассказывал о «добром» американском государстве, дающем деньги неимущим «на пропитание» и одежду, помимо пособия по безработице. Как в Древнем Риме: выдача хлеба и зрелища в виде гладиаторских боев. В США своим безработным обывателям дают и хлеб, и многочисленные зрелища.
   Иными словами, нет ни одной причины, по которой у бывшего американца-домовладельца, пусть и безработного, не останется денег на бензин!
   Откуда же сокращение потребления нефти в разы может наступить в мировой экономике в целом, если даже в США не будет сокращаться ее потребление? Ведь нас учат, что сначала проблемы появились в США и лишь потом повсеместно. Нарушается логика, ее просто нет. Вы мне объясните, господа экономисты, как ипотека с бензином связана? Ведь отсутствие денег на заправку не может быть причиной кризиса, это его явное и страшное следствие! Но следствие не наступает раньше причины, а значит, причинно-следственная связь совсем другая, иная, чем нам говорят.
   Цена на нефть упала не из-за неплательщиков ипотеки. И не из-за банкротства пары-тройки ипотечных агентств. Дело совсем в другом. Цену на нефть сознательно и грубо уронили. Ведь кроме экономических у организаторов кризиса есть и несколько политических целей. И все они имеют непосредственное отношение к углеводородам. И для их выполнения цена на нефть должна рухнуть очень быстро и очень резко. Тогда эффект будет наибольшим. Бюджеты государств, инвестиционная политика крупных компаний строятся исходя из высоких ожиданий, под прогнозируемый рост цен берутся кредиты. И вдруг все это через какие-то полгода сменяется падением, таким же рекордным, каким был и взлет.
   Как же манипулируют ценой на нефть?
   Для этого в арсенале «печатной машинки» есть достаточно любопытный механизм. Называется он «фьючерс». Это соглашение о купле или продаже некоторого актива в определенном количестве на фиксированный срок в будущем по цене, оговоренной сегодня. То есть компания «А» обязуется продать компании «В» нефть по цене «С» в день «D». Если такой контракт регистрируется на бирже, он и называется фьючерсом, если не регистрируется, то носит гордое имя «форвард». В чем же подвох? Как принято в современном мире финансовых абстракций, мир фьючерсов и форвардов такой же виртуальный. Дело в том, что на самом деле… никто ничего никому не продает.
   Работает эта забавная штуковина так. Ваш приятель хочет купить машину. Вы, зная это его желание, предлагаете ему купить машину за $100 1 сентября 2009 года. Заключаете с ним фьючерс на поставку авто и берете доллар предоплаты. Но у вас нет машины, которую хочет приятель. Поэтому вы идете к другому другу и предлагаете ему продать вам автомобиль за $99. Заключаете с ним фьючерс на продажу машины, даете доллар залога. У этого товарища тоже нет нужного автомобиля, но есть обязательство его продать в точно очерченный срок по фиксированной цене. Далее он тоже ищет желающего продать ему авто к 1 сентября 2009 года, но уже за $98. И цепочка может продолжаться до бесконечности. Суть ее всегда одна и та же – за фьючерсами в 99 % случаев нет самого товара. Это спекуляция в чистом виде и ничего больше. Друг другу перепродают не нефть, а бумаги, гарантирующие ее поставки. А как же нефть? Но нефть никто покупать и не собирается…
   Возвращаясь к примеру с машиной: последний в цепочке перепроданных фьючерсов должен найти авто к означенному сроку или найти другого спекулянта, желающего поиграть в эти игры и готового заключить фьючерс на поставку машины. Наступает 1 сентября 2009 года. Фьючерсы обязательны к исполнению. Последний, кто не нашел машины по означенной цене, получает убыток или прибыль. Приняв на себя обязательство поставить машину по $97 и не найдя желающего продать ему фьючерс за эти деньги, он обязан купить саму машину за ту цену, сколько она стоит реально на рынке именно 1 сентября. Если цена авто будет выше $97 – он в убытке, если опустилась ниже – он в прибыли. Но машины-то люди продают друг другу реальные. Фьючерсы же – сплошной виртуал. Предположим, что машину можно купить 1 сентября за $101. Тогда убыток брокера с этого контракта составит разницу между ценой фьючерса и реальной ценой товара. То есть: $101 – $97 = $4.
   Теперь внимание! Брокер не покупает машину, он просто выплачивает тому, кому обещал продать авто, образовавшуюся разницу в $4! Но у того, в свою очередь, тоже есть подтвержденное фьючерсом обязательство продать машину, только уже за $98. Он выплатит контрагенту $3, оставив один доллар себе. И так это и пойдет по цепочке фьючерсов. Все заработали деньги, один деньги потерял. Машина с места не двигалась, и ее даже никто не заказывал. Если же рыночная цена авто не увеличилась, а упала, то все получилось бы наоборот. Покупатель машины ее бы не покупал, а выплачивал бы разницу. И в убытке были бы другие посредники.
   Фьючерсы – это тоже своего рода казино. Пустышка, в которой деньги переливаются и перетекают, не производя никаких материальных ценностей, а просто меняя хозяев. Но кроме азарта и легкой прибыли это еще и сильнейший инструмент, который может направлять цену в нужную сторону. Важно понять, что не фьючерсы ориентируются на рынок, а рынок на фьючерсы. Не реальная торговля нефтью формирует цену виртуальной торговли ею, а наоборот! Фьючерсов ведь ежедневно продается во много раз больше, чем настоящей «живой» нефти.
   Хотите повысить цену нефти? Для этого определенное количество биржевых игроков должны одномоментно начать заключать фьючерсы хоть друг с другом, хоть с «честными» участниками рынка, на поставки черного золота по более высокой цене. Для того чтобы остальные брокеры начали тоже играть на повышение, требуются две вещи: создать информационный фон и деньги. В начале 2008 года информагентства запестрели сообщениями, в которых говорилось о росте спроса на нефть, о малых запасах в США, о потенциальных военных конфликтах, о природных катаклизмах. Словом, обо всем том, что якобы может сократить потоки углеводородов, ежедневно «выливающиеся» на рынок. «На Нью-Йоркской бирже заключаются контракты на покупку нефти за $200 за баррель с поставкой в конце года. Конечно, такой поворот событий может случиться только в одном случае – в случае крупного геополитического конфликта на Ближнем Востоке. Добавим к этому и возможность ураганов в Мексиканском заливе, и нефтяную блокаду со стороны Венесуэлы и ряда других стран. Брокеры прогнозируют устойчивый рост цен после того, как количество сделок на покупку нефти превысило в десять раз рост двух прошлых месяцев и достигло рекордного показателя в 5533 контракта. В первые дни нового года цены на нефть в Нью-Йорке достигли рекордных $100,09 за баррель».[284]
   Как вы будете реагировать, если ежедневно ваш мозг начнут атаковать такими сообщениями? Может быть, и устоите, не пойдете покупать нефть по $110. Но рядом ваши коллеги брокеры будут смело заключать фьючерсы на декабрь 2008 года по $200 за баррель. И их будет много. Вы не поддадитесь этому настроению? Но в газетах будет опять:
   «Мировой спрос на нефть в 2008 году вырастет на 2,5 %. Таким образом, ситуация на рынке нефти определяется ростом спроса на нефть в основном со стороны развивающихся стран. При этом резервы роста добычи ограниченны. В связи с этим вероятно сохранение цен на достаточно высоком уровне».[285]
   «Сырьевые продукты будут дорожать».[286]
   «Нефть будет дорожать ближайшие 25 лет, считают представители американской нефтяной промышленности».[287]
   И так каждый день, во всех газетах, на всех радио, по всем телеканалам. Ведь все основные средства массовой информации так или иначе принадлежат владельцам Федеральной резервной системы. А значит, будет подаваться нужная информация. Все аналитики будут дышать оптимизмом и предсказывать многолетний рост цены на ресурсы. Все, что будет способствовать созданию настроения роста, будет печататься, все негативное – пропускаться или не замечаться. Для создания ажиотажа не лишними будут небольшие локальные военные конфликты…
   И брокеры начнут покупать нефть по растущей цене.
   С информацией мы разобрались – ее станет вдоволь, да такой, как требуют хозяева. Что же станет со второй фьючерсной составляющей, с деньгами? Но с ними полный порядок. При самом неблагоприятном исходе, если не удается направить цену в нужную сторону, убыток составит разницу между фьючерсом и реальной ценой. Что такое это разница, пусть миллионы, пусть даже миллиарды долларов для машинки, которая их печатает? Ничто. Что такое для нее потеря денег? Пустой звук, пшик. Финансами снабдить свои инвестиционные фонды, своих брокеров Федеральная резервная «печатная машинка» сможет с легкостью.
   Затем, после периода искусственно созданного безудержного роста цены на нефть, начнется такой же искусственно созданный спад ее стоимости. Все будет наоборот: газеты станут пессимистами, аналитики будут рыдать в объектив, а биржевые сводки напоминать репортаж с поля боя. Потери, потери, потери.
   В создании нужного эффекта активное участие принимают и организации. Например, Международное энергетическое агентство.
   «Международное энергетическое агентство (МЭА) снизило оценку спроса на нефть в 2008 году на 390 тыс. баррелей в сутки (б/с) – до 86,8 млн б/с».[288]
   «Международное энергетическое агентство впервые за четверть века ожидает снижения спроса на нефть».[289]
   Что же это за структура? Международное энергетическое агентство (International Energy Agency (IEA)) объединяет 27 государств – крупнейших мировых потребителей нефти. Создано оно в 1973 году, когда арабы своим нефтяным эмбарго поставили Запад в крайне сложное положение.[290] Кто у нас крупнейший потребитель нефти в мире? США. Кто еще? Китай, Япония, Индия и Южная Корея – на них вместе со Штатами приходится 45 % потребления углеводородов. Заинтересованы ли покупатели нефти в снижении цены? Конечно. Они с радостью подпишутся под решением, которое поможет им здорово сэкономить, – хороша ложка к обеду. Опускать цену Штатам будут помогать потребители нефти, а помогали поднимать – ее производители.
   Вернее говоря, поднимают и опускают цену на нефть биржевые спекулянты, инвестиционные фонды, странная система фьючерсов. Цену обваливает «печатная машинка», а заявления ОПЕК или Международного энергетического агентства лишь создают нужный для этого информационный фон. Еще в апреле 2005 года министр нефти Катара Абдулла Аттия «честно» заявил: «Если цена на нефть слишком высока, не стоит винить в этом ОПЕК. Картель сделал в этой ситуации все что мог. Эта ситуация находится вне контроля организации».[291] А редактор по вопросам нефти и газа британской газеты Financial Times Эд Крукс был еще более откровенен: «Сила ОПЕК бледнеет перед влиянием, которое оказывают на энергетику погода и глобальные инвестиционные фонды. Вместе с нефтепродуктами ежедневные объемы нефтяной торговли на мировых биржах сегодня в десять раз превышают совокупный объем ежедневной добычи сырой нефти во всем мире. Если спекулянты решат, что цена нефти должна упасть, никакая ОПЕК ее не остановит».[292]
   Вы еще верите, что цена на нефть упала сама собой?
   Вспомните, что как раз в 2008 году все основные инвестиционные банки в Штатах перешли под контроль банков владельцев Федеральной резервной системы…
   А еще в июле 2008 года Саудовская Аравия, добывающая больше всех нефти, вдруг решила беспрецедентно увеличить свою ежесуточную добычу на 550 тыс. баррелей – до 9,7 млн. На такой уровень производство «черного золота» в этой стране не выходило с 1981 года.[293] Но ведь это вызовет падение цены на нефть? Конечно, именно с июля 2008 года цена барреля со $147 начала стремительно падать вниз. Неужели саудитам не нужны деньги, зачем они сбивают цену на свой товар? Нет, деньги им нужны. И именно поэтому Саудовская Аравия старается продать максимальное количество нефти по июльской максимальной цене. Потому что знает: курсом барреля в 2008 году движет отнюдь не баланс спроса и предложения. Цену на нефть будут тянуть вниз с помощью фьючерсов, причем очень быстро…
   Нынешняя экономика и вправду больна. Люди на бирже торгуют не нефтью, а бумагой, называемой фьючерсами. Но именно они, а не обладатели нефтяных месторождений, определяют цену на черное золото. Потому что объемы продажи виртуальной фьючерсной нефти в разы превышают продажи нефти реальной. Так виртуальный мир направляет реальность в нужную сторону.
   Таково сегодня бытие нефтяного рынка. Политика же всегда имеет дело с реальными фактами. Каковы факты – такова и политика. Сегодня углеводороды – главная ее составляющая.
   Давайте в этом убедимся.

Меню